Финал

Цикл статей, посвященных анализу трагедий при сплаве
 

Лето 1997 года стало одним из самых трагических в истории каякинга. Нельзя сказать, что раньше люди не погибали, занимаясь каякингом, однако никогда еще так много высококлассных каякеров не погибало за столь короткий срок. Вайс, Бремнер, Филип и Керн были настоящими профи в сплаве, и их имена хорошо известны многим поклонникам бурной воды. Ричард Вайс дважды участвовал в Олимпийских Играх в составе сборной команды США по гребному слалому; Дугалд Бремнер был известным речным гидом в Гранд Каньоне; Генри Филип был ведущим экстремальным каякером в Колорадо; Чак Керн был техническим консультантом фирмы Perсeption и должен был участвовать в составе команды США в Чемпионате Мира по родео 1997 года.

Количество сложных рек, по которым теперь сплавляются, потрясает, особенно если сравнить его с тем, что было несколько лет назад. Мы подходим к тому моменту, когда каякеры отодвигают границы возможного, точно также как альпинисты делали это в 30-х годах. Однако, также как в скалолазании, хорошо технически подготовленные спортсмены пересекают границы допустимого слишком легко и слишком быстро.

У каждого бывают неудачные дни, и если такой день случается при сплаве по сложным участкам, это серьезный риск. По порогам, серьезным по-настоящему, нельзя сплавляться вечно. Характер рек 5 категории не терпит ошибок в видении воды и управлении лодкой и, в конце концов, статистика возьмет свое.

Из 45 несчастных случаев в каякинге, произошедших в США 1996 году, включая несчастные случаи под плотинами и сердечные приступы на воде, 10 каякеров погибли, сплавляясь по порогам 4-5 категории. Так, в сентябре опытный каякер Скот Хасан утонул в сифоне на реке Meadow Creek на участке, по которому он сплавлялся более 30 раз. Уже в декабре еще один опытный каякер погиб на хорошо знакомой ему реке Possum Creek...

В 1997 году кривая смертей высококлассных каякеров стремительно пошла вверх еще до смертей Вайса, Бремнера, Филипа и Керна. Так среди 15-ти заявленных смертей на сентябрь 1997 года 9 приходились на опытных каякеров, давно сплавляющихся по рекам 4-5 категории, причем минимум 6 из них считались экспертами. Дополнили список погибших экспертов Джоел Хеторн, который не смог зайти в «последний улов» при первопрохождении реки Warren Creek в Айдахо, и Брайн Рейнольдс, утонувший на реке South Fork 4-5 категории, сплавляясь в большую воду.

Остается надеяться, что каякеры сделают выводы и последующие годы будут менее трагичными. Однако делать выводы из несчастных случаев лета 1997 года не так-то легко, особенно потому, что речь идет о людях, находящихся на вершине этого спорта, и они, как никто другие, осознавали опасность своих занятий.

Подобная ситуация в каякинге далеко не уникальна. По сравнению с трагедиями в мире лазания, в том числе с недавними трагедиями на Эвересте и в Альпах, число жертв в каякинге -- капля в море. Тем не менее, как и с любыми другими трагедиями (как показала смерть принцессы Дианы), люди хотят знать причины и виновных. Что в случаях с Вайсом и Филлипом было сначала - удар по голове или утопление? Погиб ли Бремнер, если бы он был в другой лодке? Принял бы Керн точно такое же решение, если бы он просматривал это место снизу? Никто никогда не сможет дать ответы на эти вопросы. Самое простое -- все списать на ошибочную оценку препятствий. Но оценка препятствия -- изотерическое понятие, которое не берет в расчет скрытые под водой камни, которые отбрасывают тебя с запланированной линии движения, или скрытые сифоны, способные проглотить лодку целиком. «Чак оценивал препятствия лучше, чем кто-либо еще," - говорит его друг, известный экстремальный каякер Эд Лучеро. «Я, скорее всего, принял бы точно такое же решение, и как раз это страшно».

Бремнер, Вайс, Филип и Керн уже много лет постоянно сплавлялись по рекам 5 категории. И хотя нельзя сказать, что Вайс знал каждый поворот на реке White Salmon, а Бремнер Silver Fork, или Филипп Crystal, а Керн Black Canyon. Но, если они не знали эти реки, то их не знал никто. В их случаях мастерство вообще нельзя принимать в расчет как влияющий фактор. "Рич был настоящим профи в сплаве. Возможно, мы просто начинаем приближаться к верхнему пределу того, что вообще можно пройти," - считает бывший тренер слаломной сборной США Билл Эндикот, который готовил Вайса к его первым Олимпийским Играм в 1992 году.

Многие как одну из первопричин трагедий указывают на новое поколение лодок, на которых легко сплавляться, которые быстрее приводят все большее количество людей на сложные реки. Так, многие продвинутые падлеры используют модели для развлекательного плейботинга на более сложных реках и, как результат, гораздо чаще оказываются на краю. Но едва ли это имеет отношение к смертям Бремнера, Вайса, Филипа и Керна. Судьба могла с той же вероятностью протянуть им другую руку, если бы они были в других лодках, а все могло быть и точно также. Чак Керн сплавлялся на Perception Arc, одной из самых прощающих моделей того времени. Вайс был на Perception Whiplash, лодке, на которой он постоянно сплавлялся уже целый год. Филип был на New Wave Mongoose, отличной лодке для крутого каменистого русла Meatgrinder. Бремнер был на Dagger Freefall, разработанной специально для сплава по крутопадающим крикинговым рекам. «Что касается смерти Дугалда, то он запинился бы на любой лодке», - говорит Майк Бейдер, который помогал доставать его лодку и тело. «В том месте просто не было вариантов».

Возможно, экстремальная игра зашла слишком далеко, и людям надо больше думать о том, что они делают. Необходимо оставлять больше места для ошибки. Когда в 60-х годах каякеры сплавлялись на стеклопластиковых лодках, то сами лодки представляли собой ограничивающий фактор. Если ты пытался пройти что-то, что выше твоих технических возможностей, ты однозначно ломал свою лодку. Тем не менее, люди все равно будут стараться отодвинуть черту возможного вне зависимости от того, в каких они лодках. Это человеческая природа. Беспокоит лишь то, что развитие происходит только за счет новых разработок.
«Люди перестают пользоваться собственными суждениями. Так, если кто-то успешно пройдет сложный участок, то остальные каякеры считают его легким, основываясь на том, что они видели, вместо того, чтобы решать самостоятельно. Кроме того, сейчас существует целая индустрия, поощряющая людей отступать от собственных суждений. Устраиваются гонки, снимаются фильмы и фотографии», – считает Эндикот.

К счастью, большинство высококлассных каякеров понимают, что окончательное решение о прохождении какого-то участка приходит изнутри, и редко кто проходит сложные пороги для гонок и съемок, которые бы не стал проходить просто так. Большинство каякеров не выходят за рамки собственных возможностей при сплаве, и это залог того, что, скорее всего, с ними ничего не случится.

Вряд ли смерти лета 1997 года остановят людей от сплава по 5 категории. Когда достигаешь самого верхнего уровня техники, то начинаешь получать удовольствие от сплава по сложным участкам. Но река очень непостоянна, и ей все равно, кто ты и насколько ты хороший каякер.

Это сильное потрясение для тебя, когда тот, кого ты знаешь, гибнет на реке, поэтому смерти этого лета породили дискуссии, которые, возможно, никогда бы не возникли. «Самое правильное -- говорить об этом и обсуждать это среди сообщества каякеров. Возможно, так мы предостережем кого-то от необдуманного шага», - считает Дэн Гавери -- каякер, совершивший большое количество безумных первопрохождений.

Чак и Рич хорошо знали, насколько сложен тот участок, по которому они сплавлялись, и полностью осознавали опасность. Все высококлассные каякеры принимают эти опасности - это то, с чего они начинают.

«Если бы я погиб, я бы предпочел быть в своей лодке, чем в чужой. Я скорее хотел бы умереть от своей собственной ошибки, чем от чужих действий. По крайней мере, на реке я контролирую свою судьбу. Для меня это стиль жизни», - продолжает Гавери.

 
Статьи: