Крюков Сергей

Доподлинные туристские истории.

Инструктор и школьники.

    Это было то самое время, когда проводилось много туристских школ (70-е годы.). Может быть даже еще кто-то помнит. И наверное помнят многие, чему там учат. И, кроме всего прочего, рассказывают, что вода шутить не любит, стоит только лодке налететь на что-нибудь, как ее сразу ставит бортом к струе и ломает, словно соломинку. Ну а если уж очень повезет и течение не слишком сильное, то просто прижмет, да так, что снять свою лодку ну никакой возможности нету. Но смекалистые туристы и тут нашли выход, обхитрили-таки неумолимую природу. Оказывается, надо вспороть байдарке брюхо от носа до кормы, чтобы вода свободно проходила насквозь. Тогда лодка легко снимается. И вот зачетный поход по реке Мсте. Воды мало, везде камни торчат, мели мешают. (Вспомним страшную песню "Опять мы стобой не вписались в струю..." - это именно про Мсту было написано.) Мешается все это не только дядям-школьникам, но и дядям-инструкторам. И вот в какой-то роковой момент байдарка инструктора садится то ли на мель, то ли на камень, и даже струйка в этом месте слегка течет. А инструктору может вылезать было лень, может еще какая трудность была, но благо рядом другая байда с его старательными питомцами. -Помогите - кричит. Видимо инструктор был слишком благодушно настроен, а питомцы страшно испугались за своего учителя. Время для той и другой стороны текло совсем с разными скоростями. -Да, да, мы сейчас - подбегая по мелкой воде и задыхаясь отвечали бородатые школьники. Дружно сверкнула сталь и вода мощным потоком свободно пошла сквозь  лодку.

История о прекрасной деве.

    Конец 70-х. Осень. Ноябрьские праздники. Река Кодори. На берегу стоит биваком группа. Вдруг видят, по реке плывет бесхозный перевернутый ПСН. Решили поймать. Догнали, а внутри дева невиданной красоты. Живая!

О вреде комфорта.

    Конец 70-х. Осень. Ноябрьские праздники. Река Кодори. На Ореховой поляне (знаменитое в прошлом место) располагается на ночевку группа. Начало похода, группа большая, и, как часто бывает в большой группе, одни сидят у костра, другие идут спать раньше, палатки ставятся не слишком компактно, отсутствие кого-то из участников не слишком бросается в глаза и т.д. Постепенно все же лагерь угомонился, все улеглись, и ночь вступила в свои права. А потом начался подъем воды. Река вышла из берегов и стала подтапливать палатки. Народу пришлось вскакивать в ночной темноте и спасать себя, а потом вещи. Постепенно все собрались в безопасном месте и тут хватились одного участника. Во время ночной суматохи его никто не видел. Не сразу вспомнили, что он жил один в своей палатке и поставил ее где-то на отшибе. А Ореховая поляна - это не столько поляна, сколько такой совсем парковый лес, подобно буковому лесу выше памятника у порога Театральный на Белой. В общем, когда нашли палатку с мужиком, там было уже полметра воды. Мужик видно был не чужд любви к комфорту, потому что не только жил один в палатке, но еще и спал на надувном матрасе. Вот он и продолжал себе спать спокойно, а под ним была река.

Андрей Ильич Ромм и гарнизонная корова.

    Даже туристам и им подобным иногда приходится служить в армии. Не миновала чаша сия и небезызвестного Андрея Ильича Ромма - будущего столпа московского слалома. Да простит меня многоуважаемая туристская публика, но это имя - единственная связь данной истории с миром white water, поэтому тем, кому этого недостаточно, рекомендую дальше не читать. Надо знать нелегкую военную службу, а не Андрея Ильича Ромма, чтобы понять радость простого солдата, которому командование приказало пасти на лужайке любимую гарнизонную корову. Но надо знать Андрея Ильича, чтобы не усомниться в его стремлении использовать свалившиеся с неба возможности на все 100. Однако прежде чем начать осуществлять использование, Андрей Ильич благородно решил позаботиться и о бедном животном. Он нашел место с зеленой сочной травой, рядом была большая лужа (чтобы корова могла оттуда пить - мысль Андрея Ильича), вбил колышек и привязал корову на длинную веревку. Увы, знающие Андрея Ильча не будут изумлены результатом - корова зашла в лужу, запуталась в веревке, упала и захлебнулась. (Sorry, водная стихия все же сыграла здесь не самую маловажную роль).

Биоэлектричество.

    Осень. Ноябрьские праздники. Река Кодори. 81-й год. Почти целиком сохранившийся после весенней школы СТП турклуба Ленинградского района коллектив, разбившись на 2 группы, выехал в эти тогда благодатные места. Поход длился неделю. Только первый вечер не шел дождь. И это была единственная и, надеюсь, последняя неделя в моей жизни, когда всю ее я проходил пьяным. (Думаю, понятно, что в похожем состоянии были все члены группы.) Вот запомнившиеся эпизоды из этого похода. Один участник залез в свою палатку непрерывно плюясь. На, мягко говоря, замечание соседей по палатке он пробормотал - Щас, щас... - и начал делать пи-пи по всей ширине палатки. Сразу за этим пошла "голубая вода" . Другой встал ночью по-большому, и сделал это, усевшись на таганок на погашенном дождем костре. Меня всего лишь один вечер выворачивало наизнанку (из палатки я, слава богу, высунуться успевал). Другой раз, отправившись от костра спать, я долго перелезал через какие-то бревна и коряги, удивляясь, откуда они здесь взялись. Утром понял, что лез через 5-6 катамаранов, стоящих рядом цепочкой на совершенно ровной поляне. Впрочем случай, ради которого я решил вспомнить этот поход, был более необычным. На предпоследнюю ночевку, уже в нижней части реки, мы причалили к широкому галечниковому пляжу. Лагерь установили на терраске над галечником, катамараны оставили на гальке вплотную к террасе метрах в 30 - 40 от воды, привязали. Река поднималась в течение всего похода, но в эту ночь ее уровень повысился больше чем на метр. Встав утром в числе первых, я увидел впечатляющую картину. Весь галечник был затоплен. Посредине реки на 100 м чалке (откуда только взялась такая веревка!) болтался катамаран. Три других ближе к берегу намертво сцепились, причем один был сдут и почти полностью утоплен двумя другими. Каким-то образом у него сломало раму. Я шел именно на этом катамаране, поэтому позже пришлось взять топор и отправиться в лес рубить продолину. Дождь шел как обычно. Я забрался в самую чащобу, облюбовал подходящее деревцо и начал рубить. Топор оставлял желать лучшего, мое физическое состояние тоже, поэтому с одного-двух ударов перерубить тонкий ствол не получалось, да я и не стремился. Мозги, хотя и воспринимали окружающее через плотную алкогольную завесу, на каком-то очередном ударе все-таки отреагировали - меня как будто дернуло током. По инерции сделал еше пару ударов. Что за черт, бьет все сильней! Даже хмель вылетел из головы. Помню две беспомощные мысли - я перепил и свихнулся, и - я открыл новое биологическое явление. Начинаю внимательно изучать дерево - ничего особенного, ствол как ствол, рядом стена такого же молодняка и толстенный бук. Осторожненько пытаюсь ударить еще один раз - в меня как будто попадает молния, чуть сознание не теряю. Да, думаю, если первый раз только пощипывало, то в следующий я точно превращусь в уголек. Начинаю еще раз внимательнейшим образом все изучать. Видно плохо - пасмурно, да и лес из тех, в котором и в хорошую погоду темно. Наконец замечаю вверху тоненькую, хочется сказать - замаскированную, проволочку. Никакого намека на просеку, никаких столбов. Сейчас даже жалко, что тогда не посмотрел, на чем же держался этот провод. Оказалось, я слегка подрубил деревце и оно прилегло веточками на проволоку. Все вокруг было мокрое, в том числе ствол, топорище, мои руки и ноги. Биоэлектричество оказалось ни при чем.

Спортивные страсти.

    Выступаю я как то раз в Лосево на слаломных соревнованиях. Прохожу большую часть трассы, выше жандарма обгоняю предыдущего участника, захожу за жандарм с малой стороны и переворачиваюсь. Только собрался вставать, как чувствую, что -то пребольно бьет в бок. Соображаю, что это нос лодки. Хорошо еще, что удар скользячкой! Опять приготовился вставать, и опять нос чьей-то лодки прямо в бок. Тут уж я разозлился, схватил этот нос и отпихнул что есть силы. Потом встал и поехал дальше. Когда после попытки подошел по берегу к жандарму, ребята встретили восторгом. С берега эта картина выглядела так. Я кильнулся на границе улова, а парень, которого я обогнал, шел следом и не сумел меня объехать. После первого удара он стал изо всех сил отгребаться назад, ему мешала струя. Тут вдогонку высунулась рука, схватила нос и толкнула лодку прямо в бочку, что справа от жандарма. Парень перевернулся, у него сорвало юбку и пришлось плыть в озеро.

О дураках и пользе закалки.

    Приехал я в феврале 82 из зимнего похода. Нормальный лыжный поход по Карелии. И вот стою я перед дверью своей квартиры и обнаруживаю, что ключа то у меня и нет. Время полдесятого утра, мама только только ушла на работу, до вечера не придет. Иду к автомату, пробую позвонить друзьям - никого нет дома. Что же делать? И тут мне приходит в голову мысль спуститься с крыши по веревке на балкон. (Я живу на 5-м этаже пятиэтажки) На балконе наверняка как обычно открыта форточка, вот через нее и залезу. Сказано - сделано. Распаковываю рюкзак. Веревки на самом дне, шмотки разбрасываю по всей лестничной клетке - все равно ведь скоро спущусь и соберу их. У меня две веревки - одна потолще (отнюдь не основняк), другая - обычная нетолстая стропа. Из стропы делаю обвязку и на схватывающем узле пробую повисеть на "основной" веревке. На чердаке это получается. Выхожу на крышу, привязываю веревку, делаю схватывающий узел, перелезаю перильца... Перильца очень неохота было отпускать, но все же отпустил. Узел тут же поехал и я, естественно, полетел. Говорят, некоторым (!) везет. И хотя на самом деле это не так, тут был как раз классический тот случай. Крыша дома выступала карнизом почти на уровень балконных перил. Я со всего размаху приземлился спиной на эти перила. Удар, видимо, был не совсем перпендикулярный, иначе трудно объяснить, почему я попросту не переломился пополам. И с перил упал, слава богу, внутрь балкона, а не наружу. Лежу, полный паралич дыхания. Мелькает мысль - все, перебит позвоночник. С холодком ужаса пробую пошевелить ногой. Это удается. Уже смелее поджимаю ноги и даже встаю, держась за перила. Дыхалку все не отпускает. С балкона дома напротив кричит какая-то женщина: "Молодой человек, вам помочь?" Ответить я не мог, помахал только отрицательно головой и рукой и сел на балконный пол, чтобы меня не было видно. Постепенно очухался. Эге, а форточка-то закрыта. Что же делать, не разбивать же зимой стекло? Решил ждать вечера, когда с работы придет мама. На улице градусов 10-12 мороза, на мне летние, без всякой прокладки, туристские ботиночки на тонкий носок, тонкие штормовочные штаны на голые ноги, тонкая рубашка и штормовка без капюшона. Лез я без рукавиц, шапка улетела вниз при падении. В общем, успел раздеться в цивилизации. Думаю, посади меня так на балкон в обычном состоянии, а не после лыжного похода, часа вполне хватило бы откинуть коньки. А тут ничего, сижу, не холодно, даже руки не мерзнут. Скучно только, ноги затекают и задница засиживается - мягкого ничего нет. Ведь сижу я все время ниже уровня балконных перил, чтобы не тревожить людей видом торчащего целый день на балконе человека. Иногда, впрочем, встаю, изображаю хозяйственную деятельность. Вычистил весь балкон от снега. Потом мое внимание привлекла нижняя часть балконной двери - она состояла из плотно пригнанных и прибитых дощечек. А если попробовать разобрать низ двери, ведь дощечки легко будет прибить назад? На балконе нашлись кое-какие железки и я принялся за дело. За дощечкам шел цельный щит подносообразной формы, мне удалось вытащить и его. А дальше такая же зеркальная конструкция, которую можно было бы разобрать с той стороны, а изнутри никак не удавалось. Неторопясь собрал дверь в исходное состояние. Чудовищно медленно тянулись часы. Я не переставал дивиться мощи человеческого организма. Но вот пришлось проводить взглядом багровый солнечный шар за горизонт. Мама уже давно должна была придти. Мороз усилился. Я почувствовал, что замерзаю. Надо что-то делать. Пришла гениальная идея - выбить стекло в форточке - урон не слишком велик. Залез, ударил рукой - стекло не бьется. Ударил сильней - опять выдержало, кто бы мог подумать! Двинул совсем уж как следует - стекло опять не разбилось, зато язычок задвижки отколупнул от рамы щепочку, и форточка открылась. Залезаю в квартиру, выхожу на лестничную клетку - ни вещей, ни рюкзака. Сразу начинать поиски сил не было, вернулся в квартиру и сижу, отогреваюсь. Звонок в дверь - соседка. Ах, Сережа, приходил милиционер, просил забрать твои вещи, вот они. Оказалось, тетка из дома напротив вызвала участкового. Он подошел к квартире, увидел заваленную шмотками площадку. На звонок, естественно, никто не ответил. Тогда он спустился вниз, походил внизу, подобрал мою шапку, но меня снизу опять-таки не было видно. Позвонил в квартиру других соседей, балкон которой был соседним с нашим. Там жила одна молодая девица, у которой были какие-то легкие проблемы с головой. Участковый попросил ее заглянуть со своего балкона на наш. Девица почему-то побоялась это сделать, а участковому сказала, что там никого нет. Так вот, перетащил я вещи от соседей, а минут через 20 и мама пришла.