">
разное - WhiteWater.ru конференцияe-mailна главную WW.ru
родео слалом туризм рафтинг снаряжение разное SHOP
 
байдарки | катамараны
  разное - WhiteWater.ru  
   главная  >>  разное (none) (none) (none)  >>  Интервью с Михаилом Селезневым


Михаил Селезнев о прошедшей спасательной экспедиции на р.Юрункаш

WW: Какая была погода?

МС: Когда были в районе четверки, днем было очень жарко. Ночью температура, конечно, сильно падала, но все равно была выше нуля. В последний наш вылет была плохая погода. Днем – градусов 12, а ночью – глубокий минус.

WW: Как действовала высота?

МС: Ну, может, чуть выше была утомляемость, но никаких болезненных симптомов не наблюдалось. Никакой тошноты или головной боли.

WW: Есть ли там дрова?

МС: Иногда попадаются какие-то кусты, но рассчитывать на дрова абсолютно нельзя.

WW: Какой был расход реки?

МС: Когда я траверсировал реку в районе 4-ки, я бы оценил расход кубов в 70. А при подъеме к двойке он мне показался еще больше – кубов 100. Сверху на снимках река совершенно не смотрится. Легкая рябь на фото в районе нашего приземления ниже верхнего каньона (в этом каньоне лежит двойка - прим.) на деле оказалась хорошими двухметровыми валами.

WW: На сколько удалось подняться в верхний каньон снизу?

МС: Метров на 800. До двойки осталось где-то еще 600 м.

WW: Так мало? Где же садился вертолет? Сколько от конца верхнего каньона до начала нижнего? (начало этого каньона совпадает с глобальным поворотом реки на север)

МС: Вертолет садился примерно в районе крупного левого притока. От этого места вверх до каньона еще очень далеко. Между каньонами километров 20.

WW: Т.е. ты поднимался долго еще до каньона?

МС: Да.

WW: Что представляет из себя каньон? Стенки осыпные?

МС: Нет. Практически вертикальные монолитные отполированные стены. По-моему, из мрамора.

WW: А что за участок ниже каньона?

МС: Чередование очень крутых склонов, стенок и осыпных кулуаров.

WW: Что тебя остановило в каньоне?

МС: Река становилась все сложнее, и просто стало слишком опасно, хотя в принципе можно было двигаться и дальше. Вот если бы нас было трое… А в одиночку достаточно лишь сломать весло.

WW: Что в это время делали остальные спасатели?

МС: Наши сопровождали меня по берегу, пока могли. Китайцы разделились на 2 группы. Одна группа военных ушла в горы, и что они там делали – я не знаю. Вторая команда из 3-х человек, в том числе 2 погонщика, сопровождавших группу Черника на заброске, поднялась над рекой, довольно далеко прошла вЕрхом и сумела спуститься к реке. Вели мы поиски и вниз по течению от места посадки. Паутов находился во время этих событий на другом берегу. Он видел вертолеты, уходившие за перегиб, но так и не понял, что они там садились. Гораздо позже он заметил на краю склона человека – один из китайцев ходил в ярко красном комбинезоне – и только тогда поспешил туда. Он спустился к реке, переплыл ее и к вечеру поднялся к вертолетной площадке.

WW: Пытались ли просматривать нижний каньон?

МС: Нет.

WW: Можно ли еще что-то было сделать?

МС: Трудно сказать. Существовали определенные сложности общения с китайцами. Более или менее конструктивное взаимодействие было налажено только к концу операции. Мы имели дело с военными, которые, по-видимому, каждый свой шаг согласовывали с вышестоящим начальством. Сначала они вообще не ставили вопрос о выработке какого-то общего плана, нам просто говорили: вы будете делать то-то. Боялись разрешить или показать что-то лишнее. Когда они сделали снимки четверки и двойки в каньоне (снимки, кстати, отличные, сделанные со специальных вертолетов, - не тех, на которых мы летали), то пригласили нас и стали показывать их на экране. Наши достали фотоаппараты и начали их переснимать. Китайцы тут же все свернули и ушли без объяснений. На вопросы, скажите, мол, что вы разрешаете нам делать, а что – нет, - следовали обычно уклончивые ответы. Как я уже сказал, только к концу операции отношения стали более доверительными.

WW: Ну хорошо, а как бы ты в идеале проводил эту спасательную операцию.

МС: Наверное, нужна была автономная водная группа из каяков и, м.б., 4-катамарана, которая бы за несколько дней прошла и осмотрела кусок реки от четверки до нижнего каньона. В нашу воду весь этот участок идется. В крайнем случае, с локальными обносами. Разумеется, на связи должен был быть вертолет и группа береговой поддержки.