Как известно, в общем-то любое путешествие (не будем брать шире) имеет своим истоком некоторые исходные соображения, цели и пожелания. В этот раз для меня они были следующими.

1. Сходить в поход с семьей, а значит выбирать приходилось только из несложных вариантов. Ну что ж, для меня поход - это отнюдь не обязательно бурная вода.

2. Вместе с тем хотелось все-таки иметь технически чуть более разнообразный маршрут, чем полная, безнадежная равнина. Карелия бы идеально подошла, но...

3. Не люблю я ходить по модным маршрутам, где до меня прошла не одна сотня групп, и каждый камень многократно описан. Как раз этим летом друзья предлагали один классический маршрут в Путоранах. И хотя сотня групп там вряд ли прошла, все равно не лежит душа. Даже не прельстила оплаченная вертолетная заброска. После некоторых раздумий выбор пал на район к северо-востоку от Архангельска: Беломорско-Кулойское плато. В туристской тусовке эта территория явно была не на слуху.

4. Выбранный район, казалось, вполне удовлетворял еще одной группе наших запросов: вдали от людей почувствовать настоящую дикую тайгу, половить рыбки, пособирать грибы и ягоды.

5. Ну и, наконец, м.б. Эвенкия или Дальний Восток и выглядели более привлекательно по вышеназванным критериям, но вот пиастры... Так что было выбрано то, что выбрано.

За основу маршрута была взята река Сояна (ударение на о), как главная река Беломорско-Кулойского плато. Река сливается из трех примерно равноценных речек: Пачуги, Котуги и Кепины. Заброска на них идет с одной и той же дороги, самая трудная - на Котугу. Тем не менее выбор пал на нее, так как речка, в отличие от двух других, течет через большое количество озер, что делало маршрут разнообразнее, хотя и физически тяжелее. Каких-либо описаний маршрута найти не удалось, да в общем-то это и не требовалось и, более того, в силу вышесказанного явилось, скорее, аргументом за. Для ориентировки и движения карты-километровки было вполне достаточно.

Итак, маршрут получился следующий: Чидозеро (вода 2 км) - волок 10км - Пачозеро (вода 8 км) - волок 7 км - оз. Кременное (вода 4 км) - волок 3 км - оз. Кокшово - р. Еловая - р. Еловица - р. Козола - р. Котуга - р.Сояна - дер. Сояна.

Группа состояла из трех мужиков (я, Игорь, Сергей), двух женщин (Галя, Дина), трех детей (Саша 7 лет, Ваня 9 лет и Аня 14 лет) и четырех лодок (Рафтмастер-2, Таймень-2, КНБ-2, КНК-1). В продуктах особо не ужимались и не облегчались, раскладка составила порядка 800 г, что очень немало, принимая во внимание большой процент детей. Поход был рассчитан на три недели. Его общая протяженность ~270 км, в том числе 20 км гарантированных волоков На этапе волоков готовились поработать. Бегать не собирались, но настраивались таскать грузы подолгу. Отдохнуть планировали на этапе сплава. В случае возникновения сложностей, на этапе сплава можно было бы и резко ускориться. Неожиданности были вероятны в двух местах: была неизвестна проходимость верховий речки (р.р. Еловая, Еловица), а также покрыта туманом возможность выброски. По косвенным данным было известно, что дер. Сояна довольно большая, туда летает самолет и есть навигация по Кулою. Как совсем крайний случай рассматривался вариант движения в г.Мезень (еще ~120 км, с выходом в море).

Такова была предыстория, ну а теперь сам поход. 

Обзорная карта маршрута 1:1000000 536K 
Карта района волоков 1:100000 1,12M

3 августа (четверг). Отъезд из Москвы в Архангельск на поезде. Поездов несколько, но только один из них прибывает в Архангельск утром, остальные – вечером. Был выбран, конечно, утренний. Поезд в пути ~22 часа, стоимость взрослого плацкартного билета ~670 руб. За 20 дней до отъезда плацкартных билетов на начало августа уже не было, за 5 дней они появились в очень небольшом количестве. На наш поезд – не больше десятка. Почти все мы и купили.

4 августа (пятница). Прибыли в Архангельск по расписанию – в 9.50. Почти от вагона нас стал пасти водила – у него микроавтобус-мерседес. Узнав, куда нам надо, везти отказался – грунтовка, жалко машину,- но от нас не отходил. На привокзальной площади полно машин, но большинство - неподходящие для нас легковушки,- а из оставшихся все готовы ехать только в пределах города. Советуют заказать по телефону грузовое такси – грузопассажирскую газель. Задним числом можно сказать, что это был более правильный вариант. “Наш” же водила, увидев, что мы приступили к процессу дозвона, предложил везти нас за 3000 р. плюс дорожные сборы, и мы согласились. Ехать ~60 км. Дорога: Архангельск – Поморье - фактически единственная круглогодичная (еще много зимников) дорога Беломорско-Кулойского плато, обозначенная на имеющихся в продаже картах, в том числе километровках. Дорога ведет к знаменитым архангельским месторождениям алмазов. Вскоре после выезда из города асфальт кончается, дальше идет отличная грунтовка, по которой можно ехать 50-60 км/ч, и годная для любой машины. Проезд по дороге платный. Первый шлагбаум - перед понтонным мостом через Лодьму, берут за переправу по мосту. Услышав, что нас в машине 8 человек, (про водилу я как-то забыл), взяли 24 р. Второй и последний не только до Чидозера, но и на всей дороге, шлагбаум – сразу после Ижмы. Здесь тоже взяли 24 р. После Ижмы вдоль дороги бесконечный густой невысокий тонкоствольный елово-березовый лес. Чидозеро пропустить тяжело. Дорога спускается в глубокую долинку, справа видно озеро, внизу мостик через речку Чидвия. С дороги съезд на удобные просторные площадки перед озером. Поселка Чидозеро, обозначенного на некоторых картах на дороге у озера, не существует и, похоже, никогда не было. Стоит только пара каких-то нежилых будок, привезенных, видимо, для использования дорожными или какими-то другими службами.

Выгрузившись из машины, поели и надули лодку – рафтмастер. От дороги нам нужно двигаться по зимнику на Пачозеро. Первые 2 км он идет вдоль Чидозера, поэтому еще в Москве было решено эти 2 км грузы везти на лодке, благо собрать надувнушку можно, в отличие от других лодок, за каких-нибудь полчаса. Такая тактика использовалась на всем этапе волоков между озерами. На очередном озере надувался рафтмастер, весь груз перевозился на нем в две ходки, люди пустые шли по берегу. Волок между озерами делали как обычно. Мужики выполняли 2 или, чаще, 3 ходки, женщины 1-2, дети шли один раз, при этом Аня несла свой рюкзак, Ваня и Саша шли пустыми или несли какую-нибудь символическую мелочь.

Зимник вдоль Чидозера – это лесная, очень мокрая и сильно заросшая дорога с глубокими старыми колеями, летом непроходимая для любой нормальной машины, в том числе УАЗ или ГАЗ-66. Повсюду на дороге лужи-болотца, идти лучше в сапогах. Дорога – отнюдь не плоская равнина. Чидозеро в этом месте имеет достаточно крутые и высокие берега. По этому склону и идет дорога. Удивительно, но лес остается сырым и заболоченным даже на склоне. Лагерем встали на берегу озера, на уровне той точки, где зимник от озера уходит. Сергей, перевозивший груз на лодке, прибыл в точку раньше нас. Лес здесь не подступает вплотную к воде, как почти везде в других местах, а оставляет место для полянки с нетронутой травой почти в рост человека.

Чидозеро и все остальные озера на маршруте, за единственным исключением, имеют в общем-то одно лицо. Темная, умеренно торфяная вода. Неширокая полоса жиденького тростника, кувшинок и другой водяной растительности вдоль берега. У берегов илистое дно, плохие подходы к воде. Берега твердые, отсутствуют сплавины, характерные для лежащих среди болот озер средней полосы. Большинство озер узкие и длинные, с высокими берегами, очень похожи на затопленные речные долины. Берега покрыты сырым елово-березовым лесом. Изредка возвышенные каменные гряды заняты лишайниковыми или ягодными сосняками. Такие места – лучшие для стоянок. Здесь обычно суше, светлее, легче найти хорошую площадку, просторнее, больше ягод.

После установки палаток четверо (я, Сергей, Галя и Дина) отправились на 1-ю ходку. Идти по зимнику, конечно, легче, чем без дороги сквозь лес, но это отнюдь не тропинка в парке. Описанные выше лесные участки чередуются с полосками болот шириной 100-200 м. Болота по моим понятиям очень сухие, во многих местах можно идти просто в ботинках. Дороги на болотах фактически нет, есть старые заросшие следы машин. Груз отнесли за 6 км, спрятали в лесу. В одну сторону шли чуть меньше 3-х часов. Удивительно, но назад пустыми шли ненамного быстрее. Это наблюдалось и при таскании грузов в последующие дни. В лагерь вернулись только к 9 вечера. Впрочем, ночи белые, так что продолжительность рабочего дня зависит только от собственных сил.

Озеро вовсе не безлюдно. На небольшом в поле нашей видимости зеркале воды наблюдаем две лодки с рыбаками. Всего на озере несколько домиков, в том числе современный охотниче-рыболовный коттедж для выгуливания новых хозяев народа.

5 августа (суббота). По словам водителя весь июль стояла холодная и дождливая погода, и только последние пару дней наметился поворот к лучшему. Вчера погода была вполне нормальная, а сегодня с утра – сплошная облачность, с неба сыплет морось. Ее не хватает, чтобы намочить нашу одежду непосредственно, но трава и кусты пропитаны влагой, так что результат в конечном итоге почти тот же. После некоторых колебаний решаем все же снимать лагерь. Как бы испугавшись нашей твердости, погода отступила. Морось вскоре прекратилась, а позже стало проглядывать солнышко. Как оказалось, этим погода определилась на весь поход. За три с лишним недели лишь еще один раз мы увидели дождь, но об этом в своё время.

Идти 2-й раз по дороге психологически легче. Любуемся на изредка попадающиеся на дороге подосиновики, на привалах щиплем ягоду. Впрочем, грибов на удивление мало. На 10 км дороги встретить полтора десятка подосиновиков – это, мягко говоря, разочаровывает. В последующие дни похода грибов было еще меньше. Правда и того, что было, вполне хватало на вечернюю жарёху и чтобы добавить в суп. Но вот будет позже у нас несколько дней, когда мы экономили продукты, и грибы были уже просто нужны. Тем не менее раза 2-3 за полчаса рысканья по лесу не удавалось найти ничего.

С ягодами дела обстояли, конечно, не так плачевно, но все равно до изобилия было далеко. Что касается видового разнообразия, то мы попробовали чуть ли не все, о чем можно было бы вспомнить. Черника, голубика, малина, клюква, земляника, морошка, шикша, брусника, черная и красная смородина, черемуха, жимолость, костяника – вот точный перечень известных нам ягод. Были и неизвестные, например, красная, очень похожая на бруснику, сладковатая, с мелкими косточками, чуть более крупными и светлыми листочками. С урожайностью все было гораздо скромнее. Черничник растет практически везде. Не составляет труда найти недалеко от бивака кустики, чтобы побросать ягоду в рот или набрать пару кружек для компота. Но вот если бы нужно было собирать как следует, я был бы не в восторге. По-настоящему много не видел ни разу.

На любом болоте, если только это не проплешина в лесу, измеряемая десятками метров, растет клюква. Но по ягодам скудно – никакого сравнения с Тверскими, Новгородскими или Псковскими болотами.

На любой же болотной проплешине и везде по краям больших болот растут морошка и голубика. Морошки видели только единичные ягоды. Голубики много раз видели помногу. И, пожалуй, это была единственная ягода, которую теоретически можно было предсказуемо собирать на заготовки. Для этого надо было найти ближайшее болото,- а они здесь есть везде в стороне от реки или озера, - и прогуляться по его опушке, пока не найдешь урожайного места. Еще несколько раз видели много брусники. Брусника здесь растет и плодоносит главным образом по сосновым гривам, которые есть далеко не везде. Остальные ягоды – по кисточке, по ягодке. Кусты смородины обоих видов – вдоль всей Еловой, Еловицы и Козолы. Ниже не смотрели, некогда было. На некоторых кустах – отдельные ягодки. Также вдоль реки, но в меньших количествах попадаются малина и жимолость. Тоже кое-где отдельные ягодки. Землянику как растение видели всего в одном месте – на крутом высоком склоне берега р.Еловой. Здесь же немного поклевали и ягод. В общем, увы, бывает щедра северная природа, но далеко не так часто и повсеместно, как, может быть, некоторые думают.

Где-то метров через 500 после нашей вчерашней захоронки и километра за 3.5 до Пачозера наш зимник выводит к старому домику-бытовке. Видимо, здесь была буровая. Повсюду валяются остатки ящиков с кернами из песчаника. Не знаю, критично ли это с точки зрения геологии, но местоположение буровой явно не противоречит соображениям комфорта для проживания и работы персонала. На сухом песчаном возвышении, а вокруг километры болот и сырых лесов. К домику сразу с нескольких сторон подходят дороги. Гораздо более торные, чем наш зимник. И одна из них ведет по направлению к Пачозеру. Впрочем, это все тоже, по-видимому, зимники, так как и здесь периодически встречаются непроходимые для машин места. Зато для нас условия движения резко изменились, и теперь мы действительно идем ничуть не хуже, чем по тропинке в парке. Тем более, что от домика по автомобильной дороге на озеро прослеживается и вполне набитая пешеходная тропинка. Видимо, народ с буровой постоянно ходил рыбачить на озеро. От дороги на озеро есть пара наезженных отворотов куда-то вбок. Но мы руководствовались общим направлением и тропинкой и не ошиблись. По сравнению с предыдущими этот последний 3.5 км кусок пути пролетели как на крыльях.

На полпути между бывшей буровой и Пачозером на дороге стоит еще один домик-бытовка. Вообще заезженность этого куска территории удивила. Техника приходила сюда явно не по нашему зимнику, а скорей всего по самой торной дороге, которая подходила к буровой откуда-то с востока. На нашей километровке восточнее обозначен еще один зимник, но нет достаточных оснований утверждать, что это именно та дорога, с которой сворачивали на буровую. Тем более что у другого конца Пачозера, где мы по этому зимнику ходили, он был еще более заросший, чем "наш" от Чидозера.

Завершается путь к Пачозеру большим спуском. Спускаешься почти как в овраг, настолько узкое здесь Пачозеро и высокие берега. Весь путь занял у нас примерно 5 часов. Вышли в 12, пришли в 5. Единственное неплохое место для лагеря – две площадки с остатками кострищ и мусором непосредственно у воды в торце озера. Сначала обнаружили только одну площадку. На ней, получив свою порцию удовольствия от общения с природой, демонстративно нагадило какое-то животное вида гомо сапиенс. Нам пришлось убирать мусор и эту кучу, так как вторую площадку мы увидели только потом, а стоять больше было негде.

Трое мужиков, вдохновленные последним куском дороги, успели сегодня еще сходить за грузом в захоронке. Выяснилось, что Игорь гораздо выгоднее двух женщин, так как несет столько же, а ест почти в 2 раза меньше.

6 августа (воскресенье). Все мужики сегодня идут на Чидозеро за оставшимся грузом. А потом вечером я везу на лодке 1-ю партию груза. В Москве мы намечали 2 варианта перехода с Пачозера на оз.Кремённое. 1) По лесоустроительной просеке на восток, которая отходит от Пачозера примерно в 4-х км от его начала, т.е. от нашего лагеря. 2) По зимнику, переходящему через озеро в 8 км от лагеря. По продолжительности волока оба варианта были примерно правноценны. Существовали подозрения, что просеки здесь старые и их нелегко будет найти. Так оно и оказалось. Вероятно, они еще изначально представляли из себя узкие визирки и потому очень быстро исчезли. На маршруте большинство показанных на карте просек попросту не существует. Так что гребу 8 км до пересечения зимника с озером. В этой точке озеро сужено с обеих сторон искусственной насыпью. Остается лишь 5-метровый проход с остатками разрушенного моста, при движении по озеру пропустить это место невозможно. На левой насыпи стоит домик-бытовка. По-видимому, зимник уже несколько лет не функционирует. На конце правой насыпи остатки свежего бивака, на самом видном месте площадки опять навалена куча - странные здесь обычаи. Сгружаю и прячу вещи в кустах, и в обратный путь.

Саща, Ваня и Аня - 1-я стоянка на Пачозере 1-я стоянка на Пачозере

  У меня сегодня какой-то выплеск энергии. После 20 км пешего перехода и 16 км гребли еще осталось желание сделать 1-ю попытку половить рыбы. Впрочем оно сильно подкреплялось ожиданием, что взятые из Москвы черви вот вот передохнут и испортятся. Если я и понимал что-то когда-то в рыбалке, то это было очень давно. Ну и рыбу последний раз ловил года 3 назад. Так что бОльшая часть времени уходила на распутывание лески, на отцепы крючка от одежды и прочие мелочи такого рода. А чистого времени ловли из тех потраченных 40 минут, было, дай бог, процентов 30. Ловил обычной поплавочной удочкой на червя с лодки у границы озерной растительности. Спуск - сантиметров сорок. Практически сразу после заброса следует характерное для мелочи тюканье и, если подсечка удачна, на крючке оказывается окушок размером чуть побольше пальца. С досадой их выбрасываю. Одного, взявшего взаглот, приходится оставить. Червяки у меня в основном мелкие, решаю найти и насадить покрупнее. Тут же вытаскиваю окуня грамм на 300. Потом опять мелочь даже на крупного червяка. Пробую отъехать от границы тростника метров на 50. Минут 5 поклевки нет, ждать дольше не хочется, возвращаюсь к тростнику. Но и тут как отрезало. Во время этих маневров солнце ушло за горизонт, и, как показали мои другие немногочисленные попытки что-то поймать, в здешних озерах этот момент почему-то очень критичен, хотя темнее почти не становится - ночи то белые.

7 августа (понедельник). Серега везет на лодке оставшуюся часть груза, а мы пустые всем табором топаем по зимнику по л.б. озера. Дорога идет почти у самой воды, движемся легко, загруженная лодка потихоньку отстает. На карте зимник идет по берегу первые 5 км, затем уходит в сторону, а там, куда мы следуем, к озеру подходит другой, причем на карте они нигде не пересекаются. Т.е. последние 3 км мы должны идти напролом по лесу и сейчас это меня несколько беспокоит. Какой будет лес? Не свалятся ли дети? Это только потом всякие опасения на этот счет у меня рассеятся. Правда, я с большой долей вероятности ожидал, что все-таки эти две дороги должны соединяться. Так оно и оказалось. В том месте, где на карте 1-й зимник поворачивает под прямым углом от озера, мы увидели развилку. Одна дорога действительно уходила в сторону в полном соответствии с картой, зато другая шла прямо, т.е. в нужном для нас направлении. Чуть дальше она тоже свернула от озера и начала петлять по лесу. Мы мандражировали, пару раз чуть не ушли с нее, но в конце концов она нас вывела в точку пересечения озера 2-м зимником.

Лодка уже пришла и как раз закончила разгрузку. Сергей быстро переправил всех на п.б. где мы и поставили лагерь подальше от стоянки животных на насыпи, и пообедали. Время еще мало и мы готовимся к 1-й ходке на оз.Кремённое. Пошли мужики и Дина. Таскать уже поднадоело, но ощутимо греет душу, что тащить нам все-таки 7 км, а не 10. А после Кременного только 3! Мысли о том, что это 3 км по лесу, и о том, что еще будут неизвестно какие истоки речки, беспощадно загоняются на самое дно сознания. Зимник совсем заглохший, но еще достаточно видимый, чтобы не сбиться с пути. Удивительно, но путь на оз. Кременное оказался намного разнообразнее, интереснее и потому приятнее, чем дорога между Чид- и Пач-озерами. Хотя не исключено, что так действительность отразилась только в моей голове. Сначала путь идет по долине полноводного ручья. Вода в ручье абсолютно прозрачная, совсем без торфяного оттенка. Такой мы здесь еще не встречали. Дорога идет под склоном долины. Из склона сочатся грунтовые воды, поэтому она очень мокрая, во многих местах лужи с осокой. Затем она уходит от ручья и впереди зона "сенокосов". Это три длинные и узкие ложбинки, разделеленные короткими лесными перешейками. Ложбинки заняты почти парковой луговой растительностью, очень напоминает ухоженные сенокосные луга. Трава не очень высокая - сантиметров 50. Почему ложбинки не зарастают лесом - непонятно. Зато идти - одно удовольствие. Дорога просматривается слабо, но не так давно перед нами кто-то прошел - на траве след. 

На километровое болото перед озером За сенокосами небольшой лесной кусочек, дорога уже поднялась на плоский водораздел, а что там? Правильно, болота!. Сразу резко возрастает количество гнуса. Пересекаем первую болотину метров 300 шириной, слегка переводим дух в жиденьком заболоченном лесочке за ним, а потом перед нами открывается ширь уже километровой величины. Одолеваем и ее, валимся в изнеможении у первых деревьев, едим, не вставая, голубику. Сверившись с картой, сообщаю остальным, что до озера должно быть меньше километра. Идем дальше. Небольшие болота чередуются с лесочками, дорога становится совсем уж виртуальной.

Выходим на край огромного, в несколько километров, болота. Такого у нас на пути быть не должно. Настроение резко падает, сразу наваливается усталость. Движемся еще некоторое время по краю болота, надеясь увидеть озеро за лесным мысом, но его там нет. Влезаю на дерево, вид превосходный. В поле зрения оказывается сразу несколько озер, и я без труда определяю наше местоположение. Нужного нам озера не видно за лесом, но оно недалеко, мы двигались южнее параллельно ему. Поворачиваем на север, идем сквозь лес и по маленьким болотцам. Впервые вокруг по-настоящему много гонобобеля. Наконец, сквозь старый еловый лес-черничник, выходим к воде. Такого я увидеть никак не ожидал, поэтому впечатление получил сильное. Перед нами предстал открытый валунно-галечниковый берег. Вода - чистейшая белая. И хотя прибойная полоса была совсем неширокой - всего-то метра 4, контраст с уже ставшими привычными илисто-травяными берегами был очень острым. А вот и сюрприз другого рода: первое, что бросилось в глаза на береговых камнях прямо в точке нашего выхода - пустая бутылка из под водки. Чуть в стороне остатки кострища. Такие находки, да еще возникающие столь эффектно, начинают уже заметно раздражать. Охота же кому-то переться сюда 20 км пешком, чтобы загаживать берега! Говорю остальным, что на Кокшове то уж мы точно не встретим человеческих следов. Озеро небольшое, ничем не примечательное, таких в этом краю десятки. Дороги туда нет, добираться еще дальше, там уж точно местным рыбакам нечего делать.

Складываем вещи и отправляемся по берегу на запад. Озеро постепенно сужается и наконец переходит в узкий мелкий и длинный заболоченный рукав, заполненный торфяной водой, жидким илом и водными растениями. Полная противоположность основному озеру. Почему-то рукав выглядит несколько неестественно, как будто когда-то давно специально прорыт для проводки лодок. В сотне метров от конца рукава на опушке между лесом и болотом наткнулись на классическую карстовую воронку метров 20 диаметром и глубиной метров 5. Воронка совершенно сухая, хотя дно ниже уровня озера, да и прямо наверху - болото. Еще через 200-300 м выходим на знакомые следы дороги, идущие параллельно озеру, по которым мы протопали дальше, пропустив нужный поворот, который находится за 2-м лесным мыском после километрового болота, если идти от Пачозера. Впрочем, винить себя не в чем - мы пошли туда, куда вели основные следы.

8 августа (вторник). Небо безоблачное, ночью был мороз, в кружках - ледок. Почему-то на юге при тридцатиградусной жаре днем, ночью температура опускается всего чуть-чуть, хотя солнце скрывается за горизонт на гораздо большее время. Здесь же в середине дня +25, а потом начинает холодать так, что часов в 9 вечера приходится натягивать теплую куртку, хотя солнце еще вовсю светит с небес. Сегодня снимаем лагерь. Без приключений доходим до рукава озера и устраиваем обед. По плану мы должны ночевать где-то здесь, а следующая ночевка - на другом конце озера, откуда нужно делать волок на Кокшово. Но у этого конца озера хорошего места для лагеря нет, времени еще мало, да и отстаем от графика на день. На Пачозере остались только 2 рюкзака, пойдем я и Сергей. Решаем, что остальные за это время вполне смогут установить лагерь на том конце озера (вещи, конечно, поедут на лодке) и пригнать сюда пустую лодку для нас. Сделав третью ходку, мы с Серегой находим лодку в условленном месте, садимся и гребем. Пройдя заболоченный рукав, выходим в основную акваторию озера. Вода прозрачнейшая. Глубина очень неравномерна. Во многих местах совсем мелко, но вдруг дно обрывается, и мы плывем над черной ямой. На озере какое-то водяное растение цветет красно розовыми цветами. Соцветие из многих мелких цветков в виде столбика полусантиметрового диаметра и высотой сантиметра в 3. Столбики растут густо, в воздухе - ни ветерка, и на зеркальной глади воды тут и там расстилаются яркие малиновые ковры. Через километр с небольшим от начала озера заезжаем за своими вещами с 1-й ходки. Вещи на месте. Грузим их в лодку, я остаюсь грести, Сергей идет по берегу. Миновав следующий мысок, бросаю взгляд в залив и вижу там наш лагерь. Увы, сегодня догнать график нам не удалось. Виной тому прекрасный песчаный пляж залива. Купаться, правда, плохо - всюду очень мелко. Как раз в этом месте на карте обозначена изба. Избы нет, но на берег выходит дорога. Наверное, как раз та, по которой мы прошли мимо начала озера в 1-ю ходку. Дорога на карте тоже есть, обозначена проходящей практически по берегу, но это неверно.Через километр с небольшим от начала озера заезжаем за своими вещами с 1-й ходки. Вещи на месте. Грузим их в лодку, я остаюсь грести, Сергей идет по берегу. Миновав следующий мысок, бросаю взгляд в залив и вижу там наш лагерь. Увы, сегодня догнать график нам не удалось. Виной тому прекрасный песчаный пляж залива. Купаться, правда, плохо - всюду очень мелко. Как раз в этом месте на карте обозначена изба. Избы нет, но на берег выходит дорога. Наверное, как раз та, по которой мы прошли мимо начала озера в 1-ю ходку. Дорога на карте тоже есть, обозначена проходящей практически по берегу, но это неверно.

Стоянка на пляже оз. Кремённого Пляж

Вечером попробовал половить рыбу на удочку. На лодке что-то было влом, попробовал с берега. Везде от берега на десятки метров мель и открытое песчано-каменистое дно. Лишь кое-где редкие нити водорослей. То ли из-за такой мели в сочетании с прозрачной водой, то ли потому, что солнце уже зашло, но за полчаса ни одной поклевки. Прямо у лагеря по разреженному красному ковру как-то очень деловито и без устали движется одинокий утенок. Не обращая никакого внимания на нас, ни на секунду не останавливаясь, словно автомат он просеивает водоросли и дно своим клювом. Ночью слышали совершенно дикие крики какой-то птицы, а утром утенка уже нигде не было.

9 августа (среда). 

Аня перевозит груз по Кремённому С утра грузим вещи для 1-й ходки в лодку. Из лагеря уходят мужики (Сергей в лодке) и Аня. Мужики пойдут на Кокшово, Аня пригонит лодку назад. Задача оставшихся - собрать лагерь, перебраться самим и перевезти все вещи в конец озера. Весь южный берег Кремённого имеет прибойную галечниково-печную полосу. Лишь только у концов озера, в заливах она исчезает. Попадаются и участки чисто песчаного пляжа. Насколько можно было видеть, северный берег имеет такой же характер. На берегу по дороге попалось еще несколько стоянок. В общем, озеро посещается отнюдь не редко. Встретили еще один узкий и болотистый торфяной залив-рукав, подобно западному, только короче. Точка старта на оз. Кокшово - в конце крайнего юго-западного залива. Хорошего места для стоянки здесь нет. На Кокшово идем по компасу через лес. В основном это елово-березово-осиновое мелколесье, достаточно густое, но не настолько, чтобы быть труднопроходимым. Метров через 400 пересекаем заброшенный зимник, идущий в направлении восток-запад. Иногда лес сменяют неширокие безлесные болота. Сейчас, при движении без дороги, такие болота уже воспринимаются как лучший вариант пути - видно далеко вперед и не нужно петлять по лесу, обходя валежины и другие препятствия.

 Изредка, в основном по невысоким здесь грядам, попадаются участки более старого елового леса. Здесь идти также полегче, чем сквозь мелколесье. Наиболее неприятные для движения места - мелколесье на границе с болотом. Здесь сыро, почва под ногами вся в замаскированных мхом ямах. В целом рельеф не сильно пересеченный. Местами встречается много карстовых воронок. Через 55 мин чистого ходового времени (ЧХВ) вышли к маленькому озерцу. На карте в направлении волока обозначено 2 озера - примерно на 1/3 и на 2/3 пути. Через какое-то время начинается плавный длинный спуск, и мы видим сквозь просветы в деревьях блеск большой воды. На берег Кокшова выходим через 1ч25м ЧХВ, т.е наткнулись мы на 2-е маленькое озеро. Вышли мы в точку примерно метров на 600 к югу от северо-западного конца озера. Берег здесь обычный, т.е. без прибойной полосы, илистый, с лентой прибрежных водорослей. Серега тем не менее искупался.

Помните, я обещал отсутствие человеческих следов на озере? Как бы не так! Вдоль берега идет дорога. Точнее след, глядя на который в голову пришел следующий образ, - пьяные танкисты справляли Новый Год. Какое-то чудесное творение мысли и рук человеческих просто прошло по лесу, видимо зимой, подминая под себя деревья, словно траву. Назад решили двигаться по этой дороге в надежде, что она соединяется с той, что мы пересекли в начале волока. У северо-западного конца озера лес немного отходит от воды, сменяясь неширокой полосой болота. Здесь мы наткнулись на довольно густо (в смысле ягод) растущую морошку. Впрочем эта густота ограничивалась буквально сотней-другой ягод, и мы быстро все ощипали. Это было самое урожайное место морошки за весь поход. Почти рядом увидели отходящее от дороги ответвление в лес. След вел к стационарной, средней давности стоянке со столиком и скамейкой. Это было единственное хорошее место для стоянки, виденное нами на берегу оз. Кокшова, и мы его наметили для будущего лагеря. От озера дорога, слегка петляя, ведет в общем направлении на север. С каждой сотней метров это устраивало нас все меньше. Пройдя чуть меньше километра и потеряв надежду, что она повернет в нужную нам сторону, мы ее оставили. Через некоторое время вышли на южный берег какого-то озера, в котором без труда опознали километровой длины извилистое озеро к северо-востоку от линии нашего волока. Скорректировав направление, движемся дальше. Уже долго движемся, а "нашего" озера все нет. Начали периодически кричать, ответов нет. Сергей вроде бы слышал крик, но подтверждения мы не получили. Залез на дерево, впереди только лес. Довольно долго идем сквозь старый еловый лес, такого большого массива не было на нашем пути туда. Наконец, слева увидели воду. Вышли к Кремённому около его северо-восточного конца. Еще немного и промахнулись бы мимо озера. Встретившись с остальными, узнали, что крики наши они слышали и долго кричали в ответ, но до нас они толком не донеслись.

Пока подошли к точке старта, пока пообедали и упаковались, - время уже седьмой час. Возникли сомнения, правильно ли мы делаем, отправляясь на ходку в такое время, тем более с детьми. Но ночевать здесь, значит потерять еще как минимум полдня, да и ночи все-таки белые, поэтому жесткого ограничения на время движения нет. Окончательно решаем идти, тем более что выясняем - некоторые спальники уже переправлены туда. Все же у меня настроение не ахти, видимо сказывается и сегодняшняя, и уже накопившаяся многодневная усталость, а главное, беспокоит, как бы не промахнуться с детьми мимо Кокшова, - неудачное возвращение после 1-й ходки вселило неуверенность.

Тем не менее движемся, стараюсь чтобы привалы были не слишком долгими. След от 1-й ходки теряем почти сразу же. Сашу укусила оса в основание носа.

Через 1ч. 03 мин. ЧХВ выходим к маленькому озеру. Удивляюсь такой точности, только вот озерцо вроде бы выглядит как-то по другому. Через 1ч19 мин ЧХВ выходим к Кокшову рядом с местом стоянки. Повезло!

10 августа (четверг). Ночью в 20 м от палатки оставил кучу мишка. А мы, т.е. мужики, с утра отправляемся на последнюю ходку. Идем по компасу от лагеря. Через положенный срок выходим к вчерашнему маленькому озеру, а еще минут через 8 - к озеру, которое мы видели на 1-й ходке. Т.е. их оказалось рядом два и примерно одинаковых размеров. Какое из них нанесли на карту - непонятно. На этот раз вышли точно в конец залива на Кременном. Прошли чуть дальше до 1-го песочка, чтобы искупаться. Жаль только глубина по колено. Обратный путь прошел без приключений. Правда, ни на одно из маленьких озер мы не наткнулись, а к Кокшову вышли на километр южнее лагеря. На берегу здесь есть слабо выраженная прибойная полоса. Оставили вещи в точке выхода и налегке отправились в лагерь.

 После обеда наступает некий момент истины. Я и Анька едем на лодке смотреть ручей, вытекающий из озера. Таскать на себе уже изрядно опротивело, поэтому жду результатов разведки с замиранием сердца. Вот мы вылезаем на берег и идем к истоку. Мысленно делаю вздох облегчения. Перед нами болото или, скорее, заболоченный луг. По нему идет глубокая канава шириной 1-2 м, забитая илом и разной водной растительностью, но вполне пригодная для того, чтобы гнать лодки с грузом. Течение почти незаметно. Возвращаемся в лодку, едем забрать вещи с 3-й ходки, и назад, в лагерь. Гребет Аня, я сижу расслабившийся и умиротворенный, хотя и далек от мысли, что все трудности позади. Не хочется думать о том, что будет, когда речка войдет в лес. Приятно сознавать две вещи: 1) старт у нас будет отличный и, 2) каждая пройденная сотня метров работает на нас в смысле облегчения нашего дальнейшего пути. Делимся радостной новостью с остальными и начинаем собирать лодки.

оз. Кокшово Вечерком решил поехать половить рыбу. Первый раз достаточно времени для сколько-нибудь нормальной рыбалки. Из-за прибрежной растительности нормально ловить можно только с лодки. Смотрю состояние червяков - удивительно, но выглядят они превосходно. Обычно у меня они начинали портиться на 4-5-й день. Когда я их выкапывал в Измайловском парке, черви выглядели какими-то бело-синими и полуживыми. Забегая вперед, скажу, что они отлично прожили до конца похода, стали красными, шустрыми и даже как будто подросли. Хранил в железной баночке из-под кофе, в их родной земле. В крышке понаделал дырочек.

 Как и на Пачозере, встал у границы растительности. После заброса следовала мгновенная поклевка, шел окунь размерами с ладошку и чуть меньше. Поймав десятка полтора, решил поохотиться за рыбой покрупнее. Наладил спиннинг, стал ездить по озеру и метать блесну. Я не умею, да и не люблю ловить на спиннинг, поэтому неудивительно, что результат был нулевой. Потрудившись так с часик, решил вернуться к ловле окуней. Однако солнце уже зашло, и клев прекратился. Тут, собственно, у меня и возникло подозрение о существовании причинно-следственной связи между этими событиями. Большинство знает, что обрабатывать мелкого окуня для готовки - занятие еще то, поэтому я с несколько виноватым видом предъявил в лагере пакет с этой мелочью. Однако народ принял улов с энтузиазмом и сказал, что такая рыба его вполне устраивает. Галя с Сергеем, чистившие рыбу, даже утверждали, что окуни, пока свежие, чистятся хорошо. Перед сном дособирал таймень. У Сергея с Галиной более сложная задача - они собирают самоделки: байдарку и каяк.

11 августа (пятница). 

На первом километре р.Еловой На первом километре р.Еловой С утра заканчивали сборку лодок, перепаковывали рюкзаки под движение по воде, снимали лагерь. Вышли уже в обеденное время, явление вполне стандартное при начале сплава. Для движения по канаве в лодках остались одни капитаны, остальные пустые пошли по берегу. Сидя в лодке, частенько приходится двигаться, отталкиваясь обеими руками от берегов. Прямо упражнение для инвалидов-колясочников. Передвигаемся конечно медленно, но зато без лошадиных усилий и все вещи с нами! Как надоело по 6 раз мерить один и тот же путь! На первом километре пришлось сделать три обноса: 2 метров по 10-15, а один - метров 100. Но это все мелочи. Через километр речка стала пошире: метра 2-4. Местами береговая группа уже с трудом поспевает за лодками. У меня легкая эйфория!
Обед после 2-х км р. Еловой Останавливаемся на поздний обед. Очень уютное местечко среди елового молодняка. Много голубики. На противоположной стороне речки обнаружили современное телескопическое удилище, заботливо прислоненное совсем недавно кем-то к дереву. Ну ладно хотя бы на озере, а уж на эту то канаву кого черти заносили рыбу ловить?! Удилище вполне функционально, отломлен только кончик в пару сантиметров, где крепилось последнее кольцо. Забираю с собой.

Движемся дальше. Речка опять постепенно сужается, она глубже врезается в окружающую заболоченную равнину. Веслом под водой ощущаешь уже не бездонный ил, а вполне твердое и неглубокое дно. Вот заканчиваются те 3 км, где река показана на карте текущей по болоту, и она действительно входит здесь в лес. Вдруг оказывается, что расход нашего ручейка измеряется долями литра в секунду, впереди поперек русла лежат поваленные древесные стволы. Ближайший просмотр показал, что это глобальная смена обстановки на реке, а не случайное недоразумение. Решаем у начала леса ставить лагерь, благо место неплохое, а мужики пойдут вперед расчищать русло. Минут сорок попилив бревна и потаскав камни, мы понимаем бесперспективность этого занятия. Игорь с Сергеем возвращаются в лагерь, я иду в более дальнюю разведку. Просмотрев примерно километр, делаю неутешительный вывод - нужно обносить, причем не по долине, а севернее, используя расположенное здесь болото и срезая петлю реки. Длина волока 2 км. Там мы снова увидим речку и решим, что делать дальше.

12 августа (суббота). Утром снимаем лагерь, привычно навьючиваемся и вперед, на болото. Выходят все. Часть груза, в том числе и лодки, которые мы, за исключением рафтмастера, не разбирали, остаются на месте. На болоте неожиданно сталкиваемся с мокрыми участками, ноги иногда проваливаются в жижу по щиколотку. От такого мы успели напрочь отвыкнуть. В конце болота подальше обходим обозначенное на карте, без единого кустика, полуозеро-полулужу, вокруг которого все болото пропитано водой. Интересно, есть ли в таком водоеме рыба? Следующий километр идем по лесу. Лес - старый еловый, с умеренным количеством валежника. Речка здесь уже имеет вполне сформированную врезанную долину, плюс к ней со стороны подходят высокие гряды, в общем рельеф достаточно пересеченный. Вдоль реки почва заболочена, вся в замаскированных ямах, при движении с рюкзаком есть реальный риск сломать ногу. На грядах почва ровнее, но больше валежника. В целом по грядам двигаться легче. Хотели дойти до обозначенного на карте ручья, вытекающего из озерца чуть севернее. При движении пересекаем какие-то канавки, с противоположной стороны от реки видим просветы болота. Тратить время на подтверждение, прошли ли мы ручей, смысла особого нет, поэтому мы останавливаемся на приметном месте - в узкой полоске леса между речкой и подходящим здесь близко болотом. Речка по-прежнему непригодна для движения.

Решаем, что все взрослые вернутся назад за оставшимися вещами, а дети будут жечь костер и готовить обед. После обеда возьмем все, что необходимо для ночевки, и уйдем вперед до первого озерца, через которое протекает наша речка Еловая, это еще 2 км по прямой. Вернувшись на место старого лагеря, попытались взять все сразу. Женщины несут КНБ плюс у Гали легкий рюкзак, Сергей - рюкзак и каяк, я и Игорь - рюкзаки и таймень. Немного не дойдя до конца болота, мы с Игорем не выдерживаем и бросаем лодку. Перед входом в лес оставляем еще и КНБ. Теперь Галина без рюкзака несет с Сергеем каяк, остальные идут просто с рюкзаками. Приходим. Молодец Аня, приготовила обед. Собираемся, идем дальше. Лес не меняется, такой же старый еловый. Вскоре пересекаем явно выраженный ручей, пропиливший свою долинку в высокой гряде. Пройдясь недалеко вверх по долинке, обнаруживаю и озерцо - все-таки обед мы сделали раньше, чем намечали. Движемся дальше. На очередном привале вижу рядом петлю нашей речки и по какому-то наитию решаю на нее взглянуть. Речка стала заметно полноводнее, поглубже и пошире. Но главное! Главное, на ней почему-то нет серьезных завалов. Вроде бы качественно все то же. Такие же берега, такой же лес. Какая разница деревьям, перегораживать 2-х или 3-х метровое русло? Пустой иду вперед. Можно двигаться. Конечно, есть отдельные бревна, мелкие места с камнями, довольно много упавших деревьев лежит, опираясь на высокие здесь берега. Но под ними лодку можно провести. В общем, плыть уже легче. Пробую взглянуть и вверх по течению и сразу упираюсь в непригодный для движения участок. Времени еще не так много. Дина с детьми остаются ставить лагерь и готовить ужин, остальные идут за вещами к месту обеда. Лагерь опять-таки поставили в месте, где близко к реке подходит болото. Болота занимают здесь низины между грядами. Они узкие и длинные, как сами гряды, и ориентированы почти параллельно реке. Решили попробовать двигаться назад дальше от реки, по болоту. Эта мысль оказалась удачной. По болоту идти гораздо легче, оно длинное. Потом, правда, приходится лезть на гряду, которая здесь как настоящий горный хребет в миниатюре. Пройдя немного по гряде, вышли к озеру, из которого вытекает впадающий в реку ручеек. Озеро лежит в котловине, со всех сторон окруженное лесистыми "горными хребтами". Очень красиво. Без приключений достигли места обеда, забрали все вещи. Для возвращения избрали последний путь. Он гораздо длиннее, но легче и намного приятнее.

13 августа (воскресенье). С утра настроение бодрое. Впереди цепочка маленьких озер, значит в ближайшей перспективе сложностей должно быть меньше. Ну а поскольку река набирает воду и становится качественно другой с каждым километром, то после озер она еще должна измениться в лучшую сторону. Но сначала нужно сходить за лодками. Идут Сергей, Галина, Игорь и я. Решили пойти еще дальше от реки, чтобы почти весь путь прошел по болотам. И нам это удалось. Пришлось пересечь единственную гряду у озера, о которой шла речь выше. На лодках выходим после обеда. Капитаны с лодками, береговая группа несет наготове пилу и топор. Конечно рубим, реже пилим, растаскиваем камни и иногда протаскиваем лодки. Движемся вроде бы не так уж медленно, но озер, которые должны были начаться совсем близко от лагеря, все нету. Русло быстро расширяется. По прямой мы не прошли еще и километра, а речка опять сильно изменилась. Если в точке старта это была глубоко врезанная в почти вертикальные берега канава 2-3 м шириной с песчаным дном, слабым течением и без пологих пляжиков, то теперь русло реки стало гораздо шире зеркала воды. Можно идти пешком по гальке рядом с водой. Появились классические перекаты. Режим движения - 50 м на веслах по плесу, 10 м в проводку по перекату с мелкими протаскиваниями, также были протаскивания через бревна. Подходим к особо крупному омутку, речка падает в него крутым перекатом, который мы обносим. Пока перетаскиваем лодки и вещи, дети убежали вперед. Вдруг бегут назад и кричат: "там речка исчезает." И действительно, из омутка ничего не вытекает. Впереди кусок сухого русла метров в 20, правда потом воды в избытке - русло залито на всю ширину и глубоко. Немножко прошел вперед. По п.б. медвежья тропа с ихними минами. Впереди виден просвет - это 1-е озеро. Уже вечер, останавливаемся на ночевку на озере. Настораживает темп нашего движения. Сил тратим гораздо меньше, чем на волоке, хотя, может быть это только так кажется после смены рода работы, но за полдня по прямой пройден всего километр. Пока об этом не хочется задумываться.

 На предыдущей стоянке было много гнуса, а на этой еще больше, особенно мошки. Все лицо горит. Плюс усталость. Все же решил половить рыбу. Ловлю с берега на удочку. Первый заброс, сразу же поклевка и вытаскиваю крупную плотву. Место неудобное, вокруг кусты, запутал леску. Долго и нудно привожу все в порядок. В какой то момент резко дергаюсь от укусов мошки и ломаю удилище. Но у меня есть еще то, которое мы нашли. Сжав зубы, налаживаю заново снасть под тучей гнуса. Но солнце уже ушло и - ни одной поклевки. Так и остались с единственной рыбкой.

14 августа (понедельник). 

Перекат в точке обеда у зимовья Движемся дальше тем же порядком. Вышли поздно, протоки между озерцами плохие - с завалами и мелкими участками. В результате к обеду достигли лишь выхода из последнего озера. Здесь перекат, требующий короткого обноса, точнее - проноса прямо по камням. Эту операцию мы совместили с обедом. На возвышенности немного в стороне от реки обнаружили зимовье. И сюда люди добрались! А место идиллическое. С одной стороны речушка, с другой - озерцо, красота! После озер речка становится хуже - много завалов. Она сильно петляет по дну узкой и глубокой долины. Высота склонов - несколько десятков метров. Попался склон с земляникой, береговая группа увлеченно пасется, а тем, кто ведет лодки, - некогда. Прошли от озера всего несколько сот метров. Дело плохо, и я иду смотреть, что впереди. А впереди еще больше бревен. Решаем оставить лодки, взять груза сколько сможем, в том числе весь необходимый в лагере, и идти пешком напрямик через лес к устью крупного ручья, впадающего в Еловую с юга. В устье этого ручья на карте стоит высотная отметка 89. До него нам примерно 2 км. Забираемся из долины вверх на высокий склон. Лес оказался для ходьбы неплохим, и мы движемся без проблем. Ручей тоже имеет глубокую долину, которая, естественно, сливается с долиной речки, так что деться мы никуда не можем. 

Спускаемся вниз на стыке долин, выходим к речке... О ЧУДО! Вместо привычной уже торфяной воды, видим нечто странное, больше всего похожее на сток с какого-то химпредприятия. Вода совершенно светлая, без малейшей торфяной примеси, но имеющая неопределенный белесовато-мыльный оттенок, с большим количеством гадкой бело-рыжей пены. От воды исходит какой-то несвежий запах. Хорошо хоть в ручье-притоке вода нормальная, чистая. Но как могла измениться речка столь кардинально за каких-то 2 км? - Может это другая речка? - Невероятно, откуда она здесь, да и нашей деваться некуда. - Может она приняла крупный приток, который имел именно такой вид? - Тоже плохое объяснение. Расход в речке если и больше, то совсем на чуть-чуть. Маленький приток может замутить чистую речку, но, чтобы убрать торфяной цвет, нужно много воды. Да и на карте никакого притока нет. Оставляем эту загадку на завтра. Ведь мы будем двигаться по руслу и все увидим. Лес внизу у речки тоже очень изменился. Теперь это классическая урёма из сорных мелколиственных пород деревьев, с высокой травой, маскирующей ямы и валежины, крапивой, малиной, и отдельными старыми елями, возвышающимися над всем этим безобразием. Ходить по такому лесу трудно и неприятно. Много гнуса.

15 августа (вторник). С утра в лагере остаются Дина, Саша и Ваня, остальные идут к лодкам. До места добежали быстро. Первые метров 300 русло сильно завалено, проводка чередуется с протаскиванием, а потом... Потом мы вдруг начинаем замечать, что воды на каждом следующем перекатике становится все меньше. Вот едва заметные струйки последнего перекатика сливаются в очередную яму, а дальше - СУХО! Как вы помните, у нас уже встречался короткий сухой "перешеек" в русле, так что сначала я как-то даже и не испугался. А зря! Сходил пустой вперед, воды нет. Перед нами простирается мелкокаменистое речное ложе шириной 10-15 м. Периодически, с частотой метров в 150, встречаются ямы с водой. Странно, но в ямах совсем не видно рыбы. Выработался следующий режим движения: Тащим в 2-3 ходки вещи и лодки до очередной ямы, лодки загружаем, проталкиваем их на другую сторону ямы и т.д. Ходить по руслу в общем-то не сложнее, чем по лесу. Натужно работаем, бегут часы, петляет речка. Мы были уверены, что к обеду придем в лагерь и ничего не взяли с собой из еды. В положенное время все-таки нашли кое-что в рюкзаках и всухомятку перекусили. Речка как заколдованная, лагеря все нет и нет. Ближе к вечеру из одной ямы вдруг потекла тоненькая струйка. И сразу словно прорвало. Начал сочиться водой болотистый левый берег. Из под правого, обрывистого и высокого, потекли мощные ключи. А вскоре мы поняли, что подходим к лагерю. Закончили примерно в 6 вечера. А вот какого-то одного явно выраженного притока, придавшего воде такой гадкий вид, мы так и не увидели. И болотная вода слева, и ручьи справа при впадении не казались чем-то особенным, хотя было видно, что вода и там, и там отнюдь не как слеза. Смешавшись, получилась такая странная картина. Скажу сразу, что ниже лагеря вода довольно быстро становится прозрачнее, хотя и не до конца, и уже совершенно не создает такого неприятного впечатления.

После еды сходил от стоянки на разведку вниз по реке. Вода очень быстро прибывает, Но много завалов и просто бревен с корягами. Двигаться пешком по берегу сквозь пойменные заросли трудно. Решаем завтра идти вЕрхом на оз.Еловое и ставить лагерь там, а лодки с оставшимися вещами потом проводить по реке, как хотели ранее. Была мысль перенести лагерь только до устья Малой Еловицы, но, слава богу, мы решили сразу идти на озеро.

16 августа (среда). Пошли на Еловое не самым коротким, но зато более надежным путем. От лагеря поднялись на высокий правый склон долины и идем километр на восток. Пересекаем долину притока, обозначенного на карте и поворачиваем почти на север. Лес старый еловый, сравнительно чистый, идти не сложно. От реки мы отошли, и рельеф здесь малопересеченный, что также облегчает путь. Расстояние отслеживаю по ЧХВ. Начали попадаться гряды и болота. Потом пошел затяжной пологий спуск. Поворачиваем немного левее и натыкаемся на дорогу-зимник. Она идет немного не так, как нам кажется правильным, пересекаем ее, затем болото с соснами, - это чуть ли не первое такое на маршруте, - входим в лес и ... натыкаемся на безобразную кучу мусора, под выворотом старой ели следы ночевки. Тьфу, гадость. Вскоре опять выходим на дорогу, в лесу она вполне проезжая. Пересекаем гряду с сосновым лесом и видим проблески воды внизу. Дорога выходит к двум зимовьям и остовам каких-то других деревянных конструкций. Место обжитое и смотрится скорее как маленький поселок, чем как затерянные в тайге избушки. Одно зимовье совсем свежее - построено в этом году. Нельзя сказать, что вокруг уж совсем свалка, но нам, городским жителям, привыкшим трепетно относится к природе, здорово режет глаз, насколько местные мало об этом думают. Безжалостно подрезанные на будущие дрова ближайшие деревья, тогда как чуть дальше в лесу полно сухостоя и валежника. Всюду валяется какой-то крупный многолетний мусор, который природа частично успевает утилизировать, - народу все-таки здесь помногу не бывает и накапливается он медленно. Сейчас в поселке никого нет. Устройство здешних зимовий вполне традиционно: низкий, в пол человеческого роста сруб, маленькая дверь. Потолка нет, от верха сруба сразу идет крутая двускатная крыша, только поэтому в избушке и можно стоять во весь рост. Окошко очень маленькое, расположено напротив двери. По бокам широкие нары-скамейки, они занимают половину всей площади домика. У окна пространство между нарами занято столом. С одной стороны нары сделаны короче и здесь расположена печь. Печи обычно металлические, с плитой для готовки. В каждой избушке есть полочки и крючки для подвешивания съестных припасов. Надо сказать, что древний охотничий обычай оставлять в зимовье какое-то количество еды соблюдается и сегодня. Всегда в избушке можно что-нибудь найти. Чаще всего это крупа и обязательно соль, причем нередко много. Такие традиции в наше неблагородное время, конечно, радуют, хотя насчет полезности соли можно пожать плечами. В 18 веке м.б. это было актуально, но сегодня попавшему в беду таежнику она, в отличие от крупы и сухарей, выжить вряд ли поможет. Трудно представить чрезвычайную ситуацию, при которой летом человек был бы вынужден заниматься долговременными заготовками. А зимой в ней вообще нет острой необходимости.

Лагерь мы разбили в стороне от домиков на оголенном от леса сухом озерном мысу. Обедаем. Время еще мало и мы решаем идти гнать лодки. У Дины нет гидрокостюма и развалились по швам сапоги, так что лодку вести она не может, отдуваться приходится Галине. Дина со всеми детьми остается в лагере, остальные выходят. Решили попробовать пойти напрямую. Это значит нужно сначала идти вдоль озера, потом по пойме вдоль реки, затем переходить реку, подниматься на противоположный склон долины и уже там идти на место бывшего лагеря. Было ясно, что это более сложный путь, но очень хотелось взглянуть на речку. Взгляд энтузиазма не прибавил, хотя и большой ясности не внес - видели короткий участок - вода есть, но есть также завалы и много отдельных бревен. Перешли вброд и р.Малую Еловицу. Это обыкновенный полноводный лесной ручей с очень слабо разработанным руслом, его совершенно нельзя использовать для движения с лодками. ЧХВ обратно к старому лагерю оказалось даже больше, чем когда мы шли оттуда утром, так что на работу с лодками у нас осталось всего часа полтора. За это время мы прошли километр реки по прямой - вполне удовлетворительный результат. Это чуть дальше того ручья, после которого утром сменили восточное направление движения на северное. До озера по прямой остается немногим больше 2 км. Оставляем лодки в месте, где река вплотную подходит к правому склону долины. Хоть какой-то ориентир, когда будем их искать. Все оставшиеся вещи берем с собой. Сверху с обрыва открывается вид на север. Озера не видно, но оно угадывается по разрыву леса у горизонта. К лагерю подходим вдоль озера по гряде. Кричим - пусть начинают разогревать ужин. Доносится крик Дины в ответ, затем наперебой голоса детей. Крикнув еще пару раз и услышав ответ, дальше идем молча, а дети продолжают вопить. Придя в лагерь, с удивлением узнаем, что наши крики там никто не слышал, а они все орали просто так, развлекались и слушали эхо. И еще одно интересное замечание насчет местных звуков. На протяжении всего похода, на всех без исключения стоянках я слышал работу железной дороги - натужные басовитые вздохи и стук тепловозного дизеля. Причем последние ночевки были удалены от ж.д. уже на сто с лишним километров! Тем не менее, хоть и на пределе слышимости, но звук этот ощущался и здесь (именно ощущался - настолько он был низким). Справедливости ради следует сказать, что слышал его почему-то только я, остальные перестали где-то в середине похода, т.е. километров за 50 от дороги. Не замечал раньше у себя повышенной чуткости слуха.

17 августа (четверг). Идем к лодкам в том же составе, что и вчера. Движемся сначала вдоль озера, а потом вдоль долины реки. К долине под малым углом подходят гряды, чередующиеся с узкими понижениями - эдакая стиральная доска. Гряды покрыты лесом, а понижения заняты болотами. В свою очередь, эта стиральная доска прорезана речной долиной. В результате концы болот получаются висячими, - довольно своеобразная форма рельефа, болота здорово напоминают ледники. Начинаем двигаться с лодками. На этом участке Еловая - мелкая песчано-каменистая речка, - чем дальше, тем все менее каменистая и более песчаная. Сплошная сухая полоса русла вдоль воды здесь уже отсутствует, хотя еще много небольших пляжей. Все пляжики покрыты следами лосей и каких-то других копытных, наверное, оленей. Основные препятствия для движения - завалы, которые мы вынуждены обносить по берегу, и отдельные бревна, через них лодки можно просто перетаскивать. Конечно, движемся мы не быстро, но все же у меня совершенно нет ощущения, что мы почти стоим на месте. Как не было его и позавчера, когда мы топали по сухому руслу. Но факт остается фактом, позавчера на 2 прямых км реки мы затратили 6 часов. Чем было вызвано такое расхождение субъективного восприятия и действительности? Наверное и скорость передвижения переоценивалась, и изгибы русла сильнее удлиняли путь. Вчера мы двигались вдвое быстрее, и сегодня я рассчитывал примерно на эту же скорость. Но опять-таки, один поворот сменяется другим, а конца все не видно. Речка постепенно делается глубже, исчезают перекаты, меньше песчаных пляжей, слабее течение, русло все извилистее. На глубокой воде гораздо труднее преодолевать завалы, да и частота их, похоже, увеличивается. За каждый поворот заглядываешь с каким-то суеверным ужасом и либо облегченно вздыхаешь - еще 100 м можно почти плыть, отдельные мелкие бревна не в счет, - либо с унылой обреченностью готовишься к очередному обносу. Кажется, озеро уже близко, к реке давно не подходят высокие долинные склоны, лес подчеркнуто пойменный, низинно-болотный. Но время бежит быстрее нас. Заканчиваем в семь вечера перед очередным завалом, требующим особенно неприятного обноса по пойменному лесу. Позади полный ходовой день без обеда, сил уже нет никаких. Ломимся сквозь пойменные заросли, меня беспокоит, как мы найдем обратную дорогу к лодкам в этом лабиринте речных меандр. Уйдя с реки, словно возвращаемся из какого-то иного пространства в нормальное, с привычными нам расстояниями и скоростями. Через 17 минут хода мы уже на гряде у озера. За ужином в группе настроение мрачное. Свободное время у всех заканчивается, заканчивается и еда, а мы почти не движемся. Наши милые дамы, немного подвывавшие в последние дни, грязно ругаются на руководителя.

18 августа (пятница). Утром удачно вышли на наш вчерашний след, так что проблем с поиском лодок не возникло. Обнесли вчерашний завал, потом еще один, потом еще... Законы иного пространства вступили в свою силу, так что оставшиеся по прямой сотни метров до озера мы шли первую половину дня. Удивительная речка! По берегам кое-где наблюдаем бобровые погрызы, но совсем мало, к обилию завалов на речке эти милые животные пока отношения не имеют. Не то, что в Подмосковье! В озеро впадаем к обеду. 

А после обеда мы с Серегой едем смотреть реку после озера. Вчера договорились, что если река кардинально не улучшится, то разбираем лодки и идем на оз. Козольское пешком через лес, это 6 км. К счастью, она изменилась. Прошли 1-й километр, завалов не встретили, даже бревен мало. Основное препятствие - мелкие перекаты, где из лодки приходится вылезать и вести ее вброд. По сравнению с тем, что было, это пустяки. Вернулись в лагерь.

 Времени еще мало, поехал половить рыбу. Картина на Кокшовом повторилась: после заброса - мгновенная поклевка и, если все сделал правильно, рыбка с ладошку на крючке. Разница только в том, что на этот раз клевала исключительно плотва, да случайно попал один елец. Часика через полтора вернулся в лагерь. За это время туда пришли двое мужиков. У костра они застали только женщин и детей, чему, наверное, немало удивились. Рассказали, что шли 20 км от дороги, где ходят лесовозы. Они там где-то работают, сюда забрались на выходные половить рыбки. По их словам, через год здесь будут рубить лес. Новое зимовье построено какими-то охотниками, которые собираются возить сюда за бабки богатых клиентов. Учитывая все вышесказанное, я про себя подумал, что эти охотники имеют весьма отдаленное представление о богатых клиентах. По словам мужиков в первой половине лета снизу в Еловое можно подняться на моторке, а до Козольского моторки ходят все время. Мужики пришли ловить, понятно, отнюдь не удочками, а поставили несколько сеточек длиной метров по 30-50.

19 августа (суббота). После отбоя пошел дождь и продолжался всю ночь. Утром он прекратился, но не надолго - как раз на то время, чтобы приготовить завтрак, - очень любезно с его стороны. Потом пошел опять, причем все время, - и ночью, и днем, - он был вполне настоящий, так что как мы ни торопились, но все же решили не забывать мудрости Владимира Клавдиевича Арсеньева: "Тот, кто идет в дождливую погоду, в хорошую стоит и сушит вещи." Мужики же, не обращая внимания на дождь, ездили по озеру и собирали рыбу. Потом показали большой-пребольшой тазик - в основном щуки (одна очень нехилая), окуни грамм по 400-500 и несколько килограммовых лещей. Наверное там и еще что-то было. Во второй половине дня дождь перестал, мы пообедали и решили выходить, несмотря на отсутствие просветов в небе. Сделали правильно - погода постепенно начала улучшаться. На ночевку встали уже в восьмом часу вечера, только-только поставить палатки и поесть. Место так себе - сырой еловый лес. Пробовали набрать грибов - фиг. Начали урезать пайки. По меркам тех, кто привык ходить на 500 г. раскладке, жратвы вагон, да и объективно, введенные ограничения могли оказать разве только психологический эффект. Что ж, лично на меня оказали, почему-то сразу стало все время хотеться есть. Сегодня прошли 5 км, если не считать мелких извивов русла.

20 августа (воскресенье). От Елового к Козольскому речка (теперь Еловица) меняется по тому же закону, что и выше. Сначала более заметное падение, каменистые перекаты, коренные берега. Ниже речка становится все глубже, течение медленнее, русло все извилистее, растительность по берегам все более пойменная. В общем-то сегодня (и вчера) уже нормальный сплав. Бревна попадаются, но довольно редко, завалов на участке до Козольского встретили 4-5 штук. Насчет подъема моторок - очень сомнительно. Т.е., конечно, теоретически их можно протащить через завалы, бревна и перекаты, но как-то слабо верится, что люди с моторками будут этим заниматься. В первой половине дня мы все-таки в озеро впасть не успели, остановились на обед в захламленном сыром еловом лесу. Разводим костер, и тут же к нам откуда ни возьмись подходят два мужика: "Мы тут шли мимо, слышим детские голоса, решили посмотреть..." Вот вам и глухая тайга! Мужички оказались не чисто охотниками или рыболовами, а именно туристами. Из Архангельска. Подивились нашему маршруту, хотя сами идут тоже от Чидозера пешком на Козольское. Как-то не успели мы расспросить подробнее об их пути, не напрямик же через лес они столько идут. Хотя почему бы и нет. Это раньше, до эпохи ЖПС, двадцатикилометровый выход по компасу на километровое озеро был высшим пилотажем. А сейчас это всего лишь обычные 20 километров... После тесной извилистой речки простор озера впечатляет. С удовольствием гребем. Сразу побежали сантиметры по карте. За пару часов гребли удовольствие, правда, как-то подрастерялось, но зато мы прошли почти все озеро! Начали искать место для ночлега, причалили к красивому бережку с избушкой. Это оказался нормальный домик (не зимовье) с огородом и... ТВ антенной. У домика останавливаться не стали, а выбрали узкий лесистый мыс неподалеку. За день прошли 14 км, в том числе 10 по озеру.

21 августа (понедельник). Вышли примерно в 10.30. Речка, вытекающая из озера, уже носит название Козола. Вопреки нашим ожиданиям, она мало отличается от Еловицы, Тоже перекаты вначале, только чуть поглубже, также больше меандр и пойменного леса в конце. Встретилось и несколько завалов, причем таких, что всякие россказни про моторки я начисто отмел. Конечно кто-нибудь когда-нибудь вполне мог совершить такой подъем, но чтобы они свободно ходили - нет. В озеро Торс вышли уже вечером. К озеру во многих местах выходят красивые сосновые гряды, чего не часто встречалось раньше. За день прошли 9 км. На озере в избушках живут люди со сворой собак и моторной лодкой.

22 августа (вторник). 

На цепочке маленьких озер после оз. Суксома Речка ниже оз. Торс уже действительно не содержит препятствий и вполне доступна моторкам. Начиная с сегодняшнего дня все наши дни заполнены одним - греблей. За сегодня прошли все оставшиеся озера на маршруте, а их было немало. Участки речки между озерами имеют слабое течение, хотя изредка встречаются и быстротоки. Озера в общем-то не очень интересные, их характер описан в начале моего повествования. Лично мне сегодня больше всего понравилось оз. Суксома и первый километр цепочки маленьких озер после него. Суксома за счет своей ширины образует на берегах узкую прибойную полосу, да и вообще простор хорошо смотрится по контрасту с узкими и болотистыми другими озерами. 

Впрочем, радикально оно не отличается от прочих, разница только в оттенках. Мы устроили на его берегу перекус. Начиная с сегодняшнего дня, мы будем обедать для экономии времени без костра. Народ, ошалев от гребли, очень дружно ломанулся на другую сторону гряды собирать чернику. Дежурил сегодня я, и, когда перекус был разложен, долго звал всех назад. Почему они вдруг убежали куда-то далеко, хотя рядом тоже много ягод, никто так и не смог объяснить. На выходе из последнего озера река вновь меняет название. Теперь это Котуга.

Постепенно на реке включается трамвай - ровная быстрая струя, какой не было до сих пор нигде. Слева подходит Пачуга - примерно равноценная по расходу. Вода в ней почти белая и она сильно разбавляет торфяной цвет Котуги. Речка очень прозрачная. Прошли сегодня 40 км. Ходовой день ~9 часов.

23-25 августа (среда-пятница). 

Аня, р.Сояна Галя и Игорь, р. Сояна
р.Сояна р.Сояна

Уже от слияния с Пачугой характер реки определяется раз и навсегда. В реке быстрое течение, участки со слаботекущей водой практически отсутствуют. Нередки мелкие каменистые перекаты. Некоторые из них местные называют порогами, есть даже Большой порог, но сложность этих "порогов" не дотягивает даже до двойки. После впадения Кепины - речки, если и уступающей по расходу Пачуге, то совсем чуть-чуть, общий вид реки не меняется, но вода становится практически белой - торфяной оттенок совсем куда-то исчезает. Вода исключительно прозрачная, плывешь как в аквариуме. Это сравнение напрашивается и благодаря большому количеству подводных растений. Но рыб видим почему-то довольно редко, наверное они раньше замечают лодку и удирают.

 В устье Кепины одноименная деревня. С десяток жилых домов в ней точно есть. Видимо, это административный центр Соянского природного заказника. С нас там спросили разрешение на пребывание в заказнике. Узнав, что его нет, сказали: "Ай-яй-яй, в следующий раз чтобы обязательно получили, а не то...". История с этим заказником довольно мутная. Якобы режим заказника официально был установлен до 2003 г. В 2003 г. срок действия продлен не был, т.е. де юре заказника сейчас нет. Но структуры его сохранены, сейчас ведется кампания по возобновлению его официального статуса. Какими полномочиями сейчас обладают его егеря, мы не знаем. Следов человека на реке хватает. Периодически встречаются избушки-зимовья, в одном месте ведется строительство какого-то большого деревянного дома, скорей всего рыболовной базы для толстосумов, начиная со среднего течения Сояны в русле попадаются искусственные запруды из кольев и веток, создающие улова для постановки сетей. В общем, строгой заботы об охране природы что-то не просматривается. Видимо, задача заказника по сегодняшним временам стандартная - поставить шлагбаум и собирать деньги на ремонт Провала. Вообще-то бОльшая часть Беломорско-Кулойского плато поделена на различные заказники. И это при том, что там вовсю ведется геологоразведка, разворачивается добыча алмазов, собираются менять русло реки Золотицы, идут интенсивные лесозаготовки. Улыбнул следующий факт: вдоль всей реки на территории заказника на манер километровых столбов устроены скворечники. Как будто дикую природу надо охранять таким способом! Высокое начальство они по реке катали что ли?

 Река далеко не безлюдна. Мы встречали и местных рыбаков, и рыбаков приезжих, очень похожих по виду и экипировке на тех самых толстосумов, и туристов. В общем, отсутствие информации в интернете пока еще не означает, что река действительно не освоена. Существует более простой путь заброски сверху на реку. Какой - я так и не понял, да, впрочем, и не очень пытался это выяснить. Оставшуюся часть маршрута, т.е. без малого всю реку, мы прошли за 2,5 дня. Выходили примерно в 10.30, делали получасовой перекус без костра, и вставали на бивак в 19.00. Нет смысла описывать в отдельности каждый из этих дней, они друг на друга похожи. Монотонная продолжительная гребля тяжела даже не столько физически, сколько психологически. Я шел на рафтмастере с Сашей и Ваней, лодка эта самая тихоходная из нашей флотилии, так что даже коротких перерывов, как у других, у меня почти не было. На второй день начал петь песни. Дети сначала слушали, потом начали протестовать, потом просто слегка отупели от моего нескончаемого пения. Но мне здорово помогало. В средней части река то и дело выходит к высоким и крутым осыпным обрывам. Иногда пейзаж почти горный, очень красиво. В Сояну пришли в середине дня 25-го августа. В итоге график мы почти нагнали, но очень жалко, что пришлось идти реку в темпе гонки.

 Сояна - большая живая деревня. Есть аэродром, несколько раз в неделю (не каждый день) летает Ан-2. Насчет отъезда пошел узнавать Игорь. Оказалось, что есть один билет ( 2300р ) на сегодняшний рейс, им он и улетел. Кроме самолета в деревне есть еще пара "коммерсантов" (так их местные называют), которые возят в Архангельск людей за деньги. По словам местных, это стоит 1100 руб. с человека. Нам это обошлось в 12000 на семерых. Надо сказать, что путь стоит этих денег, особенно в сравнении с 3-мя тысячами за заброску. Сначала едем на грузовике 5 км до Кулоя, затем 12 часов на моторке вверх по Кулою до деревни Кулой (это километров 150), и, наконец, 5 часов на газели до вокзала в Архангельске. В общем, путешествие еще то. На моторке везут сами, газель заказывают в Архангельске по телефону. В деревне у них есть телеретранслятор, у некоторых - спутниковые тарелки, работает сотовая связь. В общем, от мира не оторваны. Туристами и, тем более, охотниками и рыболовами, здесь никого не удивишь, хотя пока их не настолько много, чтобы их обслуживание превратилось в основную статью дохода, но процесс, видимо, идет. Охотников и рыболовов зимой даже больше - приезжают на машинах по зимникам. В общем, местные жалуются на отсутствие работы, но, повторюсь, умирающей деревня не выглядит. Мы встали за полкилометра до деревни, тем не менее местная милиция оказала нам честь. Все было на 100% доброжелательно, но нас всех поголовно переписали, - не только паспортные данные взрослых, но попросили показать и свидетельства о рождении детей. Разумеется, это не их инициатива, а предписание сверху. Демократия, едрена вошь!

26 августа (суббота). Выехали со стоянки в 6.30 утра. Кулой на всем пройденном куске - сугубо равнинная река. В районе Сояны ширина метров 100, вода заторфована. По мере продвижения вверх вода постепенно светлеет и у дер. Кулой она почти такая же светлая и прозрачная, как в р.Сояне. На реке установлены знаки речной обстановки, таблички с километражем от устья через каждые 5 км. По реке ходят мелкосидящие буксиры и баржи. Всего за день встретили штук 6 судов, причем два из них сидели на мели. Судя по всему, уровень воды очень низкий. Одна - самоходка "Урал" - сидит, чувствуется, давно и прочно, борт ее покинут. Когда обходили еще один буксир, развернутый поперек реки, мужики на борту отчаянной жестикуляцией заставили нас вернуться и попросили пройти прямо перед носом, чтобы волна раскачала корабль. Это помогло, буксир на двигателе вроде начал постепенно сползать с мели. Вообще диву даешься, насколько мелко сидят эти мелкосидящие суда. Вверху нам попадалось немало мест, где глубина реки не превышала 30 сантиметров, и они как-то ухитряются там проходить Берега реки невысокие, заросшие кустарником, иногда, главным образом на поворотах, сменяющиеся узкими и крутыми песчаными пляжами или небольшими обрывами. Очень похоже на реки средней полосы. Если бы не характерные острые северные ели в местах выхода реки к коренному лесу, - ну типичная Клязьма где-нибудь за Петушками. Народу на реке ненамного больше, чем на Сояне, хотя избушки встречаются раза в 2 почаще. Кроме деревень и судов (на нашем пути на реке кроме Кулоя есть еще одна деревня: Карьеполье) за весь день встретили 4-5 моторок, не считая тех, что на приколе у деревень, да еще вверху 4-5 компаний рыбаков. И это все. Деревня Кулой гораздо меньше Сояны и выглядит достаточно заброшенной. Хлеб привозят раз в неделю. А еще приезжает народ на машинах порыбачить на Кулое. Мы видели несколько стоящих явно не местных иномарочек. Газель за нами пришла только часа через полтора. Мы уже начали готовить ужин, но не успели, пришлось все выливать. От деревни несколько километров лесной песчаной дороги до местного автобана Архангельск-Мезень. Парадокс: из окна машины любуюсь на ряды огромных подосиновиков в чистом лишайниковом сосновом лесу. В одном месте забуксовали в песке, пришлось толкать. Автобан - широкая грунтовка отличного качества. На самом деле до Мезени дорога летом не доходит, но обещают в 2 года этот разрыв ликвидировать. В Архангельск приехали во 2-м часу ночи, вокзал закрыт, никаких лавочек нет. Пошли в скверик сбоку от вокзала и легли в спальниках на коврики без всяких палаток, невзирая на низкое дождевое небо. Тепло, дождя не было, повезло. Повезло и с поездом: отправление в 8.25 и были билеты. 

В заключение в качестве эпилога приведу отрывок из описания этнографа А.Д.Григорьева, путешествовавшего в этих краях в 1901 г.

Жители описанных местностей (не только мужчины, но и женщины) отличаются выносливостью: из с. Кулоя в с. Карьеполе, т. е. на расстояние 90 верст, взялись везти меня две жёнки, которые часов за 10 перед тем привезли пассажира в Кулой из Карьеполя, т. е. проплыли 90 верст против течения, пихаясь шестами, и во время своего пребывания в Кулое не отдыхали, а помогали работать своим родственникам; в другой раз из Карьеполя в Долгую Щель на расстоянии 60 верст гребла одна девка в то время, когда отец ее правил; при этом при такой трудной работе бывали всего одна-две остановки; один долгощельский парень Захарко носит летом земскую почту из Долгой Щели в Койду через д. Нижу на расстояние 67-100 верст; сухопутной дороги летом здесь нет, и он ходит по берегу рек и моря во время отлива по труднопроходимым местам, переезжая на лодке через р. Кулой, терпя от дождей и ветров и отдыхая только во время ночевки в д. Ниже. Они не теряются ни в лесу, ни на море: в лесу они умеют находить дорогу не только по компасу, но и по расположению древесных сучьев; на море они умеют пользоваться приливами и отливами, компасом и парусами, знают мели и убежища от бури.