Отчет о походе в сентябре 1998 г по Ахтубе и дельте Волги.

Описание района.

    С туристской точки зрения территорию проведения похода можно подразделить на две части: верхнюю или степную и нижнюю или плавни. Плавни расположены на стыке суши и моря, они протянулись сравнительно узкой (километров 30) полосой. Все что расположено выше в пределах волжской дельты и волго-ахтубинской поймы относится к верхней части. К слову сказать, в географии считается, что волжская дельта начинается в месте отделения рукава Бузан, а все что выше - это волго-ахтубинская пойма. Однако с точки зрения проведения путешествий они практически не отличаются друг от друга.
    Рельеф всей территориии сугубо равнинный, острова сложены аллювиальными отложениями Волги. Большие и средние острова как правило имеют следующее строение. Вдоль проток, образующих остров, простираются т.н. прирусловые валы. Их ширина порядка 10 - 20 м, они образуются вследствие более интенсивного отложения наносов вдоль русел водотоков и имеют превышение над остальной частью острова. Исключение составляют т.н. бэрровские бугры (по имени впервые описавшего их ученого) - холмы высотой от нескольких до нескольких десятков метров - остатки древней, размытой Волгой, равнины. Бэрровские бугры смотрятся как совершенно инородные образования на общем фоне плоского рельефа дельты. Внутри островов часто встречаются прирусловые валы вдоль бывших и настоящих старых русел проток. Как правило они ниже валов вдоль современных проток, образующих остров. Большая часть площади островов занята низиной, оставшейся на месте изолированных водоемов - ильменей. Эволюция острова происходит следующим образом. Русловые валы вдоль крупных проток выдвигаются в море, которое в районе впадения Волги очень мелкое. Между валами образуются заливы, т.н. култуки, которые постепенно, - по мере продвижения дельты, - все больше обособляются от моря. В какой-то момент прирусловые валы замыкаются и водоем оказывается полностью изолированным, превращается в т.н. ильмень. Однако он продолжает затопляться в половодье, поэтому поступление осадочного материала не прекращается. Водоем постепенно мелеет и, наконец, превращается в сушу. Из нарисованной картины понятно, чем рельеф плавней отличается от рельефа степной дельты. Русловые валы здесь менее высокие и широкие. Чем ближе к морю, тем они чаще прерываются. Главная же особенность - понятие суши и воды в плавнях имеет весьма нечеткую границу. Во-первых, в зависимости от уровня воды в реке или море территория может быть либо затоплена, либо осушена. Во-вторых, большая часть площади занята тростником, и не видно, растет ли он на суше, в воде протоки или в море. Вы можете находиться там, где на карте уже обозначено море ( что картографически правильно, так как кругом вода), но плыть по узкой протоке между трехметровыми стенами тростника.
    Ландшафты степной зоны - это открытые полупустыни или степи, редколесья, леса и, конечно, возделанные поля. Район достаточно плотно заселен, так что полей много. Правда в те редкие разы, что мы отходили от проток, в местах, где на карте обозначались возделанные земли, пред нашим взором  представали либо тростниковые заросли, либо, чаще, бурьян на старой пашне. Видимо это результат реформ в стране. Открытые необрабатываемые земли повсеместно используются под пастбища. Вдоль проток, как правило, идет цепочка ивовых деревьев, причем чем крупнее протока, тем деревьев больше. Очень часто мелкие ерики текут по совершенно голой равнине, поэтогму не следует думать, что плавание по ним будет интереснее, чем по большим протокам. Леса, т.е. группы деревьев, которые не просвечиваются насквозь, встречаются довольно редко. Судя по карте, гораздо лучше дела с лесами обстоят в пределах волго-ахтубинской поймы вдоль основного русла Волги. Берега проток чаще крутые или даже обрывистые, особенно на маленьких протоках. На больших в пределах дельты иногда встречаются песчаные пляжи. Опять-таки, на Волге в волго-ахтубинской пойме их больше.
    В отличие от степной зоны, плавни - это территория с довольно суровой природой. Большая ее часть покрыта зарослями тростника южного, высота которого в сентябре достигает 4 м. Тростник занимает как затапливаемые участки суши, так и мелководья. На прирусловых валах растут одиночные или, редко, сплошной цепочкой, ивы. Деревья являются признаком твердой земли. Если нет паводка, то здесь как правило можно поставить палатку. В литературе упоминается некий пояс ивовых островов, который якобы следует после пояса тростника (т.е. ниже по течению). Мы никаких лесов в нижней дельте не обнаружили и у меня появились сильные сомнения в их существовании. Мы проходили в плавнях места, где на карте был обозначен лес, а таких не так уж много. Правда, отображение лесов на картах (разных) показано почему-то из рук вон плохо. В степной зоне леса как правило обозначались "с недостатком". Т.е. реально существующий лес либо не обозначался вообще, либо указывался значительно меньшего размера, часто как не выражающийся в масштабе карты. В плавнях, повторю, мы не видели ни одного леса, хотя на карте он был. На месте леса мы действительно встречали цепочки ив на старых и новых прирусловых валах, но не лес.
    Чем ниже по течению, тем на большее число рукавов делится великая Волга, но не надо воспринимать буквально такие эпитеты как "несметное количество", "неисчислимое множество", "сложнейший лабиринт" и т.д., которые встречаются даже в научной литературе. Проток конечно много, но только в масштабах всей дельты. А на протяжении ходового дня вы встретите всего 5-7 развилок в степной и несколько больше в нижней зонах. Ориентировка по двухкилометровке не вызывает затруднений за исключением култучной зоны плавней. Без карты тоже вполне можно путешествовать, если только не ставить цель пройти конкретный маршрут. Надо только идти вверх или вниз по течению, в зависимости от того, хотите вы двигаться к морю или от него. При движении в сторону моря протока как правило становится все меньше. Исключение составляют большие протоки, заканчивающиеся в море искусственно поддерживаемыми каналами.
    Для плавней чрезвычайно характерно чередование двух типов приречных микроландшафтов, назовем их "плесами" и "русской речкой". На плесах "берега" протоки образованы тростниковыми зарослями, которые не обязательно растут на суше. Иногда над тростником поднимаются отдельные ивовые деревья - это гарантия суши. Русло протоки на плесах относительно широкое, течение слабое или отсутствует вовсе. На нашем пути характерная ширина плесов составляла 50-100 м. Значительная часть свободной от тростника акватории занята другой водной растительностью, прежде всего водяным орехом и разного рода кувшинками. Чем ниже по течению, тем меньший процент площади плеса остается на открытую воду, иногда не больше 10%, а обычно все же процентов 60-70. На участках "русской речки" протока резко сужается (в нашем случае до 5 - 20 м), имеет по большей части твердые берега, поросшие ивами, сравнительно быстрое течение и, по контрасту с плесами, очень напоминает речку средней полосы. Именно в таких местах следует искать в плавнях стоянку.
    Дельту Волги часто называют царством птиц. Увы, в настоящее время вряд ли это правомерно. Мы не были на территории заповедника, но не думаю, что там картина резко другая. Вряд ли в одном месте камыши и протоки кишат утками и гусями, а в 10 км в сторону их почти не видно. Больше всего во время путешествия мы встречали чаек. На втором месте грачи, вороны, галки. Изредка видели сороку. Как в степной зоне, так и в плавнях нам попадались цапли, пару раз видели журавлей. Много в дельте хищных птиц, причем в плавнях их в несколько раз больше. Хищники разных видов, начиная от орлов, и заканчивая какими-то небольшими птицами. На первый взгляд хищников непропорционально много. Птиц, относящихся к промысловым видам, - прежде всего это утки и гуси, - мы конечно видели. Однако попадали они в поле нашего зрения редко и, либо это были одиночные птицы, либо мелкие группки из 2-3-4 экземпляров. Количество встреч можно сравнить с их числом на реках средней полосы России. Конечно на самом деле дичи в дельте больше. Здесь очень благоприятные условия для укрытия - тростниковые заросли, а главное - интенсивнейшая охота, поэтому дичь крайне осторожна. В плавнях число выстрелов на вечерних зорьках таково, что слово "охота" вообще становится совершенно неадекватным. Хочется говорить об избиении, уничтожении, геноциде. Больше чем уверен, что у большинства охотников нет и в помине никаких разрешений. Однако осуждать людей, которые в современных условиях не в состоянии покупать себе мясо на еду, не берусь.
    Согласно материалам Астраханского заповедника из крупных животных в дельте обычны кабан, енотовидная собака, волк, лиса. Встречаются камышовый кот,  лось, выдра. Лично мы видели енотовидную собаку, лису и, вероятно, камышового кота - кот раза в полтора больше домашнего, ярко рыжего цвета. Эпизод с кабанами см. дневник.
    Дельту Волги считают комариным местом, однако в сентябре это не так. В степной зоне комары практически отсутствуют, в плавнях они есть, но активны только после захода сонца и их количество не столь велико, чтобы существенно отравлять жизнь. У нас с собой было средство от комаров, но мы им ни разу не пользовались.
    Конечно главное занятие, ради чего и стоит ехать в эти края - рыбная ловля. Пара рекомендаций.
    1. Главная насадка - червь, и их лучше привозить с собой.
    2. Нужно заранее подумать о том, куда девать наловленную рыбу.
    Климат в дельте Волги сухой, пустынный, осадков выпадает мало и почти все в виде ливней. У нас дождя не было ни разу, днем жарко (27-29), вечером и ночью прохладно. Вода в реке прохладная, но мы купались. Теплая одежда не нужна, не нужны средства от дождя и сапоги (если конечно не предполагается лазить по тростникам). Я большую часть похода проходил босиком, что со мной ранее не случалось. Конечно без обуви приемлемо ходить далеко не везде. Обязательно нужно иметь крем от солнца. Местное население здесь спокойное, доброжелательное. Туристов сравнительно немного. В поселках можно приобретать основные продукты питания.

Дневник похода.

8 сентября (вторник)

    Наше путешествие в дельту Волги мы начали от станции Досанг. Мы - это всего лишь я и моя супруга Дина. Станция была выбрана по причине близости к реке - до воды на окраине деревни всего метров 300. Поезд прибыл на станцию в 5 утра  еще в темноте. На подъезде увидели смутные очертания реки в ивовых берегах - волнующее впечатление. От станции вышли на улицу деревни и пошли к ее верхнему концу. Здесь ивовая роща, можно стать лагерем. Самое сильное из первых впечатлений от реки - это как плещется рыба. В предутренней тишине на не таком уж большом пространстве водной глади (ширина русла здесь метров 100) постоянно тяжелые удары крупных рыбин.
    Максимально быстро собрали байдарку, перепаковались по водному и часов в 8 отчалили. Отплыв от деревни, позавтракали. Поскольку нас только двое, стараемся не останавливаться в людных местах. Идем вниз по Ахтубе. Она шириной в среднем метров 100, попадаются мелкие островки. Участки плесов практически без течения чередуются с местами, где оно заметно помогает ходу лодки. На речке много народа - деревни, люди, машины, лодки. Вместе  с тем, все удивительно спокойно. Идиллическая картина русской глубинки. По берегам чередование ивовых рощиц, отдельных деревьев и голой степи. Мест для неплохих стоянок достаточно. Примерно в районе станции Аксарайский над степью высится частокол труб и горят факела - какой-то мощный газовый или нефтяной комплекс. Около села Куянлы покидаем Ахтубу, сворачиваем в протоку Ланчуг. Здесь совершенно нет течения, абсолютно голые берега, даже рыба почти не плещется. Лишь ближе к деревне Ланчуг на л.б. между дорогой и рекой появляются группки ив. В этом месте делаем перекус. После перекуса выходим в Бузан. Бузан имеет ширину здесь метров 500, сравнительно сильное течение. Скорость хода сразу существенно возрастает. В районе железной дороги на реке очень много народа, хотя по карте этого не скажешь. Кругом пароходы, баржи, поселки и просто люди. После ж.д. моста на п.б. большой для этих мест ивовый лес - здесь неплохие площадки для стоянок. Минус - на противоположном берегу поселок. У нас тут первая ночевка. За день пройдено 28 км.

9 сентября (среда)

    Отплыли примерно в 11. Движемся вниз по Бузану. Вчера греблю чередовали с периодами отдыха. Сегодня тактика другая - гребем поочередно. Я должен делать 100 парных гребков, супруга 50. На практике и я, и она гребем дольше. Так работать легче - есть интервалы отдыха и появляется некий ориентир работы. Лодка все время имеет ход и средняя скорость движения получается высокой - порядка 8 км/ч. Конечно здорово помогает течение. Река постепенно становится менее людной, однако мест для отличных стоянок не видно. В книге (1) рекомендуют как отличную стоянку на мысу о. Вятский в месте отделения от Бузана протоки в Ахтубу недалеко от деревни Вятское. Нам с воды оно не показалось особо привлекательным. Небольшой ивовый лесок стоит в стороне от реки. Однако ниже, напротив поселка Верхний Бузан, по берегу острова начинается большой лес, который продолжается до протоки в Ахтубу между островами Вятский и Чистый Яр. Здесь на мысу последнего отличные условия для стоянки: лес, песчаный пляж. У меня создалось впечатление, что авторы материала в (1) имели в виду это место, но просто неправильно сориентировались. Место очень красивое и привлекает много народа, прежде всего рыбаков. Хотя было еще только время обеда, мы решили остановиться здесь на ночь и не прогадали. Эта стоянка оказалась лучшей на всем нашем маршруте. Вечером первый раз ловил рыбу. Поймал на хлеб несколько рыбинок. Решил, что это густера, а местные называют ее таранью. Дома посмотрел по справочнику - густера. Улов - как раз нам двоим поесть. Рядом с нами расположились два местных мужика. Они ловят чехонь на червя и тут же солят. Рыбки грамм по 500. За день прошли 18 км.

10 сентября (четверг).

    Далее наш путь лежит в сторону от Бузана по протокам Шмагина, Картуба, Белый Ильмень и Рыча - это все названия фактически одной протоки на разных участках. Протока шириной 100-200 м имеет заметное течение, хотя и более слабое, чем у Бузана. По берегам Шмагина практически непрерывная цепочка ив, за ними степь. Населенки нет, но постоянно попадаются люди: то моторка, то машина на берегу. Почти нет ивовых рощ, берега очень однообразные. Места, на мой взгляд, менее привлекательные, чем на Бузане. Примерно то же самое можно сказать об участке Картуба. Хорошее место, довольно резко отличающееся от остальных, расположено примерно в километре ниже разделения Правой Картубы и Картубы. Здесь на п.б. лес, сильное течение с водоворотами и омутом. Однако тут стоит несколько домиков - люди не дураки. Белый Ильмень и Рыча до села Раздор плотно заселены, здесь не стоит планировать стоянку. От села Раздор сворачиваем в протоку Быструю. Вода в ней стоит, и лишь подойдя почти к стрелке с протокой Кривая Болда, уперлись в плотину и увидели, что вопреки нашим домашним предположениям вода по Быстрой идет нам навстречу. Плотина была открыта, перепад уровней измерялся сантиметрами, и удалось подняться по пологому водосбросу просто на веслах. Протока Быстрая очень похожа на Шмагина, только более узкая - метров 50, - плыть по ней довольно приятно. На ночевку встали на стрелке Быстрой и Кривой Болды. Место насиженное, неплохое, вот только оставляет желать лучшего подход к воде. Здесь мы впервые увимдели заросли водяного ореха и попробовали сами плоды. Действительно похоже на орех, вполне съедобно. В зарослях очень громко и сладко чмокает рыба. Дина поехала ловить рыбу (на хлеб) и поймала плотвичку и очень большую по подмосковным меркам красноперку. Грамм 200 наверное. Пожарили. Сегодня пройдено 32 км.

11 сентября (пятница)

    Двигаемся вниз по Кривой Болде. Форма наша достигла такого уровня, что большую часть ходового времени мы гребем вдвоем, однако из-за поднявшегося встречного ветра скорость движения сильно упала. Избегая волн, приходиться идти вдоль берега, выключая таким образом попутное течение, а сила ветра такова, что сквозь него буквально нужно проламываться. Кое-как доскреблись до поселка Иваницкий и повернули в отделяющуюся здесь протоку Рычан. Она меньше, а главное идет почти поперек ветра, так что тут он не так достает. Кривая Болда метров 200 шириной, со сравнительно слабым течением. Здесь больше водяной растительности, более болотистые, чем на предыдущих участках нашего маршрута, берега. Есть леса, но становится мало подходов к воде - на мелководье, как правило, заросли. Много народа, часто ходят крупные речные катера. На Рычане еще больше леса и водной растительности. После большого поселка Бирюковка, который кстати отличается от обычных деревень своей компактностью и двухэтажными каменными домами, берега вообще сплошь заросшие, кажется, что уже начались плавни. В районе поселка Ахтерек и далее протока носит название Долгая и здесь, - вот сюрприз, - вновь возвращаются степи. Протока шириной всего метров 20-30, по сравнению с большими волжскими рукавами вода заметно светлее, твердые берега, цепочка ив. минимум водной растительности. Народу по берегам мало, но встречается. Еще это был единственный участок маршрута, где мы регулярно встречали черепах. Черепахи грелись на берегах, а чаще - на торчащих из воды стволах деревьев, и при приближении лодки дружно прыгали в воду, примерно как это делают лягушки. Плавни начинаются незадолго до слияния Долгой с ериком Кафтаник. Обозначенная на карте зона островов и проток ниже, целиком принадлежит плавням. Здесь нам опять пришлось побороться с ветром. Берега открытые, и хотя ширина свободной воды не превышает на плесах 50-60 м, ветер дует хорошо. Пройдя по плавням километров 8, встаем на ночевку на л.б. Высокий твердый берег, одиночные ивы, ежевика. В глубину острова - тростниковые заросли и отдельные ивы на грядах вдоль старых русел. Пробовали собирать ежевику, но ягод мало. На вечерней зорьке началась канонада. Со всех сторон, далеко и близко, практически без перерывов слышны ружейные выстрелы. Мне никогда не приходилось быть свидетелем столь плотного "огня". Даже создалось какое-то давящее впечатление войны. Его усугубляли кружащие многочисленные хищные птицы и редкие группки уток по 3-4 особи, со свистом проносящиеся в сгущающихся сумерках максимально близко к земле и на предельной скорости, словно миниатюрные крылатые ракеты. На этой стоянке после захода солнца впервые в заметном количестве появились комары. За этот долгий ходовой день пройдено 30 км.

12 сентября (суббота)

Продолжаем двигаться по плавням. "Плесы" чередуются с "Русской речкой" (см. описание района). На плесах достает непрекращающийся встречный ветер. Точнее, вечером он стихает, а с утра начинает дуть с завидным постоянством и силой. Похоже благодаря ему плавни начинают нам очень быстро надоедать. Хочется встать на дневку, однако хороших мест нет. Там, где от основной протоки (бог знает, как она в этом месте называется) на юг отходит протока Калмыцкая (далее Черневая), стоит щит, объявляющий нижележащую территорию заказником, где все запрещено, в том числе туризм и просто проезд. Видимо это часть охранной зоны Трехизбенского участка Астраханского заповедника. Ну не поворачивать же нам назад! Поплыли вперед. Замечу в скобках, что на протоке в границах заказника мы видели много поставленных сетей, которые не может не обнаружить проезжающий здесь егерь, видели моторную лодку с людьми, заготавливающими дрова с помощью бензопилы (рев слышно за километр). В общем, охрана на современном уровне. В целом на территории заказника места более дикие, чем ранее, и непонятно, - то ли это все же действие статуса территории, то ли мы просто углубились дальше в плавни. После входа в заказник по л.б. тянется плотная цепочка ив - единственное виденное нами на территории плавней место, которое с определенной натяжкой можно назвать лесом. В лесу люди. Доносится запах шашлыка. На одном из участков "Русской речки" делаем перекус. Очень милое местечко. Протока шириной всего метров 10, быстрое течение, твердые ивовые берега. Жаль только, что пятачок пригодной для жизни земли 10 x 15 м. С одной стороны река, с трех других - тростниковые заросли. Тростник стоит сплошной стеной, высота метра 4. Ближе к вечеру доходим до Тишковского канала. На пересечении протоки с каналом видим оборотную сторону таблички, информирующей о заказнике. Надо так понимать, что из запретной зоны мы вышли. По каналу довольно интенсивное движение моторных лодок. Примерно одна на полчаса. Случаются и более крупные катера и баркасы. Сам канал - такая же протока в тростниковых зарослях шириной метров 60, только более прямая и с более быстрым течением. В общем, природу не портит. Наша протока в месте пересечения с каналом (протока продолжается и далее после канала) носит название Правая Красная. Мы решаем спускаться дальше к морю по соседней протоке, пересекающей канал примерно в 1,5 км севернее, т. к. ниже на ней на 2 км карте обозначены обширные лесные массивы. Мы все еще ждем обещанные ивовые острова, мечтаем найти там удобное место, где можно провести стационарно несколько дней. Поднимаемся 1,5 км по каналу и сворачиваем в нужную протоку. Здесь же, почти на пересечении с каналом, встаем на ночевку, т.к. уже пора, чувствуется усталось от борьбы с ветром, да и от 5 дней гребли. Ходовой итог дня - 12 км. Ловил вечером рыбу - та же густера на хлеб. Клев безотказный.

13 сентября  (понедельник)

    Сегодня дневка. Наш бивак расположен на прирусловом валу. Ширина вала метров 10-15, все заросло густой травой, место нетоптанное. Хотя когда-то здесь стояли. В траве находим полувросшие в землю бутылки. По береговому валу цепочка ив, далее непролазная стена тростника. В общем, место типичнейшее для плавней дельты. Высота площадки над рекой метра 2. Очень плохой спуск к воде - почти обрыв и глинистая скользкая почва. Около берега сразу большая глубина. И я, и Дина по разику ухнули с него по колено в воду. Почему-то сравнительно мало лягушат. Сидят только внизу у самой воды, а наверху почти нет. По каналу идут моторки, а в нашу протоку почти никто не сворачивает. Подъехал мужик в форме - то ли лесник, то ли рыбнадзор, то ли что-то еще похожее. Бросил мельком взгляд на наш лагерь, поздоровался, пожелал хорошо отдохнуть, просил не спалить лес и уехал. До обеда занимались всякими мелкими делами, а во второй половине дня отправились ловить рыбу. Основная масса как всегда густера, но попадались также красноперки и чехонь. У супруги оборвала леску крупная рыбина. Из рыбы попробовали сварить уху. Не понравилось. Нет картошки, специй и т.д. В дальнейшем рыбу, как и до этого, только жарили. Поздно вечером напугали кабаны. Мы сидели у ярко горящего костра и вдруг услышали треск ломающегося тростника. Кто-то пер сквозь заросли прямо на наш костер. Все ближе и ближе. Не видеть костра просто невозможно. Я подумал, что это человек. Схватил топор, мы спрятались за палатку. Жена громко стучит зубами. Зверь вовсю крушил тростник рядом. На вопрос: "Кто здесь?" ответа, естественно, не последовало, и я стал просто орать. Кабаны (других крупных диких зверей здесь просто нет, а домашним неоткуда взяться в плавнях в тростниковых зарослях), а их было по крайней мере два,  ушли далеко не сразу. Они еще покружили вокруг лагеря, потом треск стеблей стал удаляться. Такая странная непугливость зверей удивила.

14 сентября (понедельник)

     Плывем вниз по протоке. В месте нашей дневки ее ширина была метров 30. Привычная уже картина чередования "плесов" и "русской речки". По-прежнему сильнейший встречный ветер, который дул и вчера, как всегда с перерывом на ночь. Спускаемся вниз на несколько километров. На карте здесь обозначены уже большие водные разливы, - култучная зона, - конец суши и начало моря. Но открытой воды нет. Кругом тростник, водяной орех, кувшинки, отдельные ивы на твердых пятачках. Заметных боковых ответвлений от основной протоки практически нет, но полоска свободной для движения воды становится все уже и, наконец, на одном из плесов начинает прерываться. Рубимся через водяной орех. Далее как обычно следует участок русской речки. Протока сужается, собирает свои воды. Замечаем маленькое боковое ответвление. А ширина основной протоки здесь всего метров 7-8. Очень скоро натыкаемся на пробку из водяного ореха. В местах со стоячей водой его заросли хотя и мешают движению лодки, но не настолько, чтобы 30-40 м представляли собой проблему. Здесь же образовалась именно пробка из принесенной и спрессованной течением растительности. Из лодки выйти нельзя - глубина метра 2, вязкое дно. Пропихиваемся через 30 м пробку примерно полчаса. Этот процесс по нагрузке можно сравнить с работой со штангой. Долго отдыхаю, мелко трясутся руки и мышцы корпуса. Усилия близки к предельным, но работать с меньшими не получается - лодка в этом случае просто стоит на месте. За первым поворотом после пробки натыкаемся на следующую. Здесь, кроме того, видно, что впереди "сифон" - аналогия со спелеологическим термином. Протока растворяется в тростниках. Делать нечего, разворачиваемся и вновь проходим эту кошмарную пробку. Назад идет полегче, но силы уже не те. Окончательно пришел в себя после этого занятия только вечером. Попробовали сунуться в замеченное выше маленькое ответвление. Натолкнулись на ореховую пробку почти сразу. Видно, что эта протока исчезнет в тростнике еще быстрее. Залез на высокую иву, осмотрелся. Видно километра на 4 во все стороны. Во всех направлениях море тростника, из которого равномерно торчат одиночные ивы, кое-где блестят пятна открытой воды. На юго-востоке у горизонта большой кусок открытой воды. Где-то там проходит Белинский банк. Метрах в 400 южнее нас видна довольно мощная протока, по которой, возможно, удасться выйти в разлив Белинского банка. Однако 400 м тростниковых зарослей в воде в наших условиях практически непроходимое препятствие - нужно возвращаться. После некоторых раздумий принимаю решение не повторять попытку пробиться к морю по другой протоке, а идти в Зеленгу. Причиной этому стал вот уже несколько дней дующий ветер, близкий к штормовому. Оказаться при такой погоде на большой воде, пожалуй, было бы чересчур суровым испытанием прежде всего для моей супруги. Устраиваем перекус под ивой, на которую я лазил. Здесь также вполне можно встать, только пятачок твердой земли еще меньше, где-то 4 х 6 м. Превышение над водой сантиметров 40. Ива очень сильно загажена птицами. Возвращаемся старым путем и идем вверх по Тишковскому каналу. Его примерно в одном направлении - с с.з. на ю.в. пересекает несколько проток. Некоторые из них тоже "заблокированы" табличками заказника, причем без  видимой системы. Открытые протоки чередуются с закрытыми. В канале довольно сильное течение, жмемся к берегу. Здорово помогает ставший почти попутным ветер. По берегам довольно много мест для стоянок. Километра за 2-3 до Зеленги по л.б. начинается лес, на п.б. довольно широкая полоса тополей - тоже, считай, лес. Двигаясь вдоль берега, вдруг услышали отчаянное мяуканье котенка. Видимо кто-то завез на остров и оставил. Комментарии излишни. Бедняга пробрался по камышам, прыгнул в лодку. Черный как уголь, тощий. Радостно замурлыкал. Вскоре, километрах в 1,5 ниже Зеленги встали на л.б. в лесу. Место отличное, только подход к воде не предназначен для купания - осока, камыш. Хотя здесь уже не стопроцентные плавни, комаров оказалось больше, чем на всех остальных наших стоянках. Очень умным и покладистым оказался котенок. Накормили. Лез играть, ласкался. Когда его просили отойти и не мешать, тут же слушался. Когда ложились спать, показали ему пенку снаружи палатки под тентом. Тут же улегся и заснул. Сегодня мы прошли примерно 15 км, включая путь и туда, и обратно.

15 сентября (вторник)

    По первоначальному плану похода мы должны были найти хорошее место в нижней дельте и встать там на несколько дней. Однако проведенные там дни показали, что встретить пресловутые райские ивовые острова вряд ли удасться. Поэтому мы решили зайти в Зеленгу за всякими лакомствами типа арбузов и помидор, а потом подниматься вверх по рукаву Бузана, который в районе Зеленги носит название Капчик, до первого хорошего места. Зеленга и Маково фактически единый большой поселок с несколькими магазинами, базаром, автобусным сообщением с Астраханью. На берегах множество лодок и рыбачьих баркасов.
    По магазинам нас взялся сопровождать мальчик лет 12-ти. Он согласился забрать котенка.
    Сделав покупки, выходим по протоке, разделяющей Зеленгу и Маково в Капчик. Вот где пригодился ветер. Летим вверх по течению словно на крыльях без всякого паруса. Гребем, конечно, но очень лениво. От течения и волн жмемся к берегу. Пробовали сесть на волну, скорость которых существенно больше скорости лодки. Получается, но высота валов все-таки недостаточна. Требуется очень высокий темп гребли для удержания лодки на горке. Берега не радуют: тростник, цепочка ив. Встать конечно можно, но не хочется. Нам нужен песчаный пляж, лес на берегу, и чтобы толпы народа не ходили. Гребем, дует ветер, весело бежит лодочка, бежит время. Вот проходим небольшую деревню Казенный Бугор. Здесь есть место чуть получше - там, где ниже поселка ответвляются влево протоки. Ивовое редколесье, нет камыша, но нет и песчаного пляжа. За деревней оба берега - голая степь. Мы окончательно вышли из плавней. По обоим берегам реки высятся бэровские бугры. Они особенно голые и неприглядные. Надеемся найти место в группах островов напротив поселка Крутое или перед деревней Коровье. Тщетно. Леса нет, только цепочка деревьев. Между берегом и открытой водой широкая полоса камыша. Становится проблемой каждое пересечение русла. Ветер разгоняет приличную волну, а супруга очень нервно на нее реагирует. Давно пора вставать на ночевку, но все кажется, что за очередным поворотом будет место получше. В результате встали в отвратительном месте в километре выше д. Коровье на л.б. Голый глинистый берег, до последней степени вытоптанный скотом. Все в сухой пустынной колючке. Метрах в 70 от реки цепочка ив, под которыми истоптано и загажено еще больше. Чуть дальше дорога. Но делать нечего. Поставили палатку, за водой пришлось заходить далеко в реку. У берега прибой сделал воду цвета какао. Перед закатом на нас пошло стадо. Вдвоем отбивались. Хорошо, что коровы здесь, да и вообще в Волжской дельте, довольно дружелюбные, спокойные и не дикие. Бывают и другие. За день прошли 26 км.

16 сентября (среда)

    Встали с первыми лучами солнца. Позже опять пришлось принять в гости коров. Они взяли наш бивак в кружок и довольно долго наблюдали с неподдельным изумлением на "лицах" нашу жизнь. Скот здесь ходит без пастухов, видимо волков нет, хотя теоретически они водятся. Двигаемся дальше. Ветер, стихающий вечером и ночью, днем опять начинает дуть кажется с еще большей силой. Слава богу, это нам на руку. Несемся на всех парах. Напротив деревни Болдырево, на мысу, где расходятся протоки Зеленинская и наша, которая называется здесь Таловая, увидели первый песчаный пляж. Здесь и лесок есть, но все это рядом с деревней. Идем дальше. Быстро доплываем до Володарского. Это крупный поселок. Русло в поселке несколько километров идет перпендикулярно ветру и наша скорость резко падает. В одном месте нужно было пройти метров 300 примерно под 45 градусов навстречу ветру. Я высадил жену и начал проламываться сквозь ветер. Конечно, это было легче, чем пробивать ореховую пробку, но все равно довольно тяжело. После поворота русла перпендикулярно ветру, я еще долго переводил дух. Доплыли до стрелки с протокой Чурка. Она значительно больше нашей и ориентирована почти вдоль ветра. Приличная волна. Нам приходится выходить на широкий простор вдоль высокой вертикальной стенки причала. Волны под тупым углом лупят в причал, и мы впервые вынуждены на короткое время вступить с ними в единоборство без всяких скидок. Рядом нет ни смягчающего мелководья, ни спасительного камыша. Выскакиваем "из тишины", рискуя захлестнуть лодку, отрываемся от причала под углом навстречу волне, резко раскручиваемся по ветру. За нами в предвкушении зрелища с борта пришвартованного баркаса с удовольствием наблюдает большая группа мужиков. То ли валы были слишком большие, то ли мужики подействовали, но моя супруга на этот раз даже не пикнула. Мы оседлали вал, лихо пронеслись вдоль стены и, следуя крысиной тактике, юркнули в щель между причалом и пришвартованным чуть дальше большим кораблем. Можно ненадолго расслабиться. За причалом высокой волны некоторое время нет, но потом она появляется снова. Берег здесь совершенно голый, много всякого поселкового хлама, от волны спрятаться негде. Впереди автомобильный мост. Решаю отправить Дину через мост, а сам в одиночку траверсировать на другой, подветренный, берег. Готовлюсь как к прохождению порога. Завязываю гермы, надуваю емкости, закрепляю вещи в лодке. В одиночку лодка управляется легче, и траверс как-то не производит особого впечатления. Волны, которые приходилось держать в Белом море, все-таки были несравнимо сильнее здешних. А супругу впечатлил переход по мосту. Ветер там был такой, что буквально рвал весло из рук, с трудом удавалось держаться на ногах. Прячась под подветренным л.б., подошли к стрелке с Бузаном. На стрелке еще один песчаный пляж, но здесь поселок. Вот где настоящие просторы. Снова траверсируем нашу протоку. Ветер поперек протоки, так что волна не слишком большая, а вдоль наветренного берега - острова Баткачного - мелководье и водяная растительность, так что волна гасится. На острове лес, есть места с неплохими подходами к воде, но вокруг одни деревни, да и сейчас мы видим в лесу много людей. Останавливаемся на перекус. Дальше движемся вдоль правого, ставшего теперь слабо подветренным, берега Бузана. Постепенно деревни остаются сзади, берега все более безлюдны. На л.б. цепочка ив, на правом - тонкая полоска леса. Есть неплохие места, но мы уже буквально одержимы движением. Только отличное место может нас остановить. Проходим длинный прямой участок реки. Далее на Бузане два больших острова, мы идем в протоку Кривую Среднюю. На острове и берегу лес, но нет песчаного пляжа. Рассчитываю встретить хорошее место в начале острова. Шутим, что до нашей  2-й стоянки уже недалеко. Проходим протоку. На берегу видим песок, лес. Это лучшее, что мы видели на всем пути, за исключением 2-й стоянки. Все. За день 32 км.

17 сентября (четверг)

    Начинается пляжная часть нашего похода. Недалеко стоит одиночный домик. Там летом живет семья ( наверное, казахи). У семьи ферма - коровы, лошади. Мы так и не поняли, это их собственная ферма или нет. Глава семьи Мурат еще вчера вечером предложил нам заходить за молоком, творогом, сметаной. Сегодня утром так и сделали. Еще Мурат нам показал, где можно накопать червей. Пока ждали молоко, копал по дну высохшего ерика. Нашел только одного червяка. До обеда - купание и разные мелкие дела. После обеда рыбная ловля. Протока очень глубокая. У противоположного, обрывистого берега в 10 м от берега глубина уже 10 м! На червяка сразу одну за другой поймал трех рыбин - двух окуней и чехонь. На хлеб и кузнечика идет хуже - приходится долго ждать поклевки и клюет только густера. Мы поставили палатку на мягкой травке над пляжем. Далее полоска леса из ясеней, кленов и тополей, а за ней старица, почти полностью заросшая.

18 сентября (пятница)

После завтрака решили все-таки накопать червей. Изрыли весь ерик, пока наконец не наткнулись на "червивое" место. Накопали вдоволь. Старица соединяется с рекой узкой канавкой. Канавка шириной метра 4 и глубиной сантиметров 20. В небольшом пятне открытой воды видим щуку и нескольких щурят чуть длиннее ладони. Ветер не стихает и насквозь продувает наш лесок. Столкнулся с новой для себя проблемой. С трудом развожу костер на таком ветру. Нашлось и решение. Набираю сухих тростниковых стеблей, они легко ломаются вдоль на тонкие длинные пластинки. Куча этого материала загорается почти мгновенно еще от пламени серной головки спички. Вечером наряду с густерками ловим окуней и чехонь.

19 сентября (суббота)

Взяли у Мурата сметаны. Я, как бывало, собрался проглотить целый стакан, но не тут-то было. Эта сметана больше была похожа на сливочное масло. После нескольких глотков почувствовал, как все внутри слиплось. Уловы с каждым днем все обильнее. Сегодня не смог вытащить сазанчика. Подвел его к лодке, леска тоненькая, а подсачека нет. Стал поднимать за леску и он слетел.

20 сентября (воскресенье)

Один из недостатков нашей стоянки - это плохое дно у пляжа. Вроде песочек, а шагнешь от берега - там противное илистое дно. И еще скат в глубину очень крутой. Но днем жарища и мы конечно купаемся, хотя вода не особо теплая - примерно как под Москвой в августе. Сегодня особенно жарко, т.к. наконец-то стих ветер. После обеда, как обычно, рыбалка. На этот раз последняя. Очень неудобно, что самый клев, когда уже темнеет. Не остается времени на приготовление ужина засветло. Поэтому обработку рыбы обычно оставляем на утро следующего дня. Рыбу жарим. Вареная не нравится. Сегодня самый большой улов. Из интересного - на червя попалась килограммовая щука. зацепилась очень удачно - за самый кончик губы. На зубах был только крючок, поэтому-то она и не перегрызла леску. Тащил - почти не сопротивлялась. Чтобы не повторилась история с сазаном, решил попробовать схватить ее в воде рукой. Как ни странно, щука не отреагировала на мое прикосновение, и я совершенно спокойно взял ее.

21 сентября (понедельник)

Понемногу собираемся. Очень грустно. За те несколько дней, что мы здесь стояли, пожелтела полоска ясеней и кленов.

22 сентября (вторник)

С утра собрались и плывем в Красный Яр 7 км. С п.б. Бузана прямо от парома почти каждый час ходит автобус в Астрахань. Разбираем лодку, едем на автобусе. Поезд 23-го в 0.20. А 24-го в  5.00 мы в Москве. За поход пройдено по воде ровно 200 км. Поход 1-й категории сложности!.

Литература.

1.Л.Плечко,И.Сабанеева.Водные маршруты СССР.Европейская часть.ФиС, Москва,1973.
2.Э.Демин.По Астраханским плавням. В кн. "Туристские тропы".?1.ФиС, Москва,1958.
3.Заповедники европейской части РСФСР - II. Москва, "Мысль", 1989.
4.Астраханский заповедник. Москва, Агропромиздат, 1991.