">
туризм - WhiteWater.ru конференцияe-mailна главную WW.ru
родео слалом туризм рафтинг снаряжение разное SHOP
 
байдарки | катамараны
  туризм - WhiteWater.ru  
   главная  >>  туризм  >>  реки (none) (none)


Башкаус 2003 - взгляд со стороны.

Меня всегда больше привлекали малоосвоенные маршруты и поэтому, имея сегодня за плечами довольно много сложных походов, мне не часто приходилось бывать на Алтае - в этом эталонном шестерочном районе Советского водного туризма. Не был я и на Башкаусе - пожалуй, самой классической нашей водной шестерке. Поэтому в этот раз к обычным ожиданиям от предстоящего похода у меня примешивалось и особое чувство - любопытство, чем же для меня окажется эта хоженая - перехоженная многими сотнями водников, но и признанная ими одной из сложнейших, река. Конечно я был знаком с Башкаусом по многим описаниям, рассказам, фильмам и с чисто практической точки зрения не ждал больших сюрпризов. Интереснее было, какие же эмоциональные ощущения оставит река при подобном взгляде как бы немного со стороны.
     Идею похода выдал Антон Лазько аж еще зимой - в новейшей истории нашей слаломной тусовки такое нечасто случается. Он предложил таким образом отметить 25-летие знаменитого похода Папуша на Башкаус. Тогда, в далеком 1978 году группа Папуша, имея в составе в том числе 2 самодельных байдарки-двойки (Папуш Сергей - Смирнов Александр и Поляев Леонид - Вильман Владимир) прошла большую часть Нижнего ущелья Башкауса в условиях высокой воды. Группа ушла с реки в районе порогов Стиральная доска - Троглодит после того как просто высокий уровень воды сменился катастрофическим дождевым паводком. В то время никто и близко не ходил маршруты столь высокой сложности на легких судах, многие считали это просто невозможным. Кроме того, в составе группы был четырехместный катамаран с плоскими баллонами и коленной посадкой - первая в истории конструкция катамарана, приближенная к современным. Тогда группа заслуженно получила 1-е место на Чемпионате СССР (что было потруднее, чем сейчас на Чемпионате России), этот поход без сомнения послужил примером для многих и оказал заметное влияние на развитие нашего водного туризма. По моему субъективному мнению - ни один другой поход такого большого значения не имел. Когда в "Ветре странствий" - основной туристско-спортивной трибуне того времени - напечатали итоги Чемпионата СССР 1978 года с краткими аннотациями по походам, я, слушатель одной из туристских школ, подходил с журналом к нашим уважаемым инструкторам, тыкал в строчки о походе неизвестного никому Папуша и говорил: "Вот как надо плавать." Кто-то вяло возражал, большинство же просто отмахивалось, выказывая разной степени равнодушие. Сейчас я далек от мысли как-то осуждать тех людей - каждому свое, но тогда эта история если и не послужила главной причиной моего отхода от проторенной дорожки клубной жизни, то сильно ускорила понимание того, что для достижения успеха в водном туризме нужно обращать внимание прежде всего на спортивно-техническую подготовку. Так я оказался в московской слаломной спортивной секции "Буревестник", где тренером был Сергей Павлович Папуш...
     Состав нашей группы 2003 подобрался, не побоюсь этого слова, звездный. Катамаран-четверка Рафтмастер - немного укороченный Fox-800 в четырехместном варианте - одна из лучших конструкций, если не лучшая, на которых мне приходилось плавать. Экипаж - здесь уж без сомнения самый сильный из всех, с кем довелось ходить в походы, хотя и Папуш сейчас не плавает, и я лет 10 назад был гораздо сильнее, да и двойка Макаров-Поляев уже не занимает на Чемпионатах России по слалому столь высоких мест как раньше. Итак, экипаж катамарана:
Папуш Сергей - ВЕЛИКИЙ.
Поляев Леонид - участник похода 1978 г, действующий мастер спорта по гребному слалому, многократный победитель слаломных и ТВТ-шных соревнований СССР и России.
Макаров Лев - тоже мс по гребному слалому, напарник Лени Поляева в С-2, разделяющий с ним все спортивные регалии, участник ряда сложных походов, см. например отчет по Бзыби на WW.
Крюков Сергей - это я.

Еще у нас было три каяка:

Кардашин Сергей (Dagger Outburst) - всем в Москве известный Сергуня, многократный победитель всяких Белых и Лосево, на катамаране давно вообще не плавает - один из самых ранних наших пластиковых каякеров. Куча всяких каячных походов, вспомним хотя бы освещавшуюся на WW экспедицию в Эквадор.
Рагимов Сергей (Necky Blunt) - участник похода 1978 г, сильнейший каяк Москвы первой половины и середины 80-х годов, мс по гребному слалому, участник и руководитель многих шестерочных походов, директор фирмы "Агенство Венгрова".
Лазько Антон (Necky Rip) - мс по гребному слалому, наиболее титулованный из московских каякеров за всю историю слалома, неоднократный чемпион СССР и России, участник Олимпийских Игр в Атланте, впервые с Александром Давыдовым на каяках прошли порог-водопад Ах-Цу на Мзымте. В настоящее время - тренер сильнейших каякеров и каноистов-одиночников Москвы, руководитель клуба Академия Белой Воды.

Стартовали мы немного ниже Усть-Улагана и первый день сплава просто пилили почти без остановок 50 км до Нижнего ущелья. Вода, сперва совсем гладкая, ближе к ущелью все больше и больше начала вспухать валиками и бочечками. Чем дальше, тем валики и бочечки гуще, тем первые выше, а вторые глубже. Уровень воды у нас высокий, так что камешков, в общем, немного. Пока все объезжалось, я как-то не акцентировал внимания на каякерах, но после того, как объезжать стало не очень удобно, начал с интересом поглядывать в их сторону. Мы то на кате что не объезжаем, то давим,- по-настоящему больших бочек пока немного. А ребята играют - заходят в улова, катаются по валикам и бочкам. Да так все ловко. Я имею очень ограниченный опыт сплава именно на сплавных лодках, да и то не на современных, поэтому могу оценить воду либо с позиции катамарана, либо слаломного каноэ. С последней точки зрения тут уже должна идти борьба за жизнь. Вот пошли уже довольно мощные порожки и самый сильный из них до Нижнего ущелья - порог Колючий. Никакого замешательства среди каякеров - проскакивают также быстро и легко. В какой-то момент в голове словно поворачивается хорошо смазанный и очень мощный тяжеловесный рубильник - я не могу адекватно оценить сплав этих каяков по этой воде. И мозг с облегчением отказывается от бессознательного прогнозирования ситуации: что надо делать и что сейчас будет. И позже, когда ребята принимали решение о прохождении или обносе какого-то порога, я часто совершенно не понимал, на основе чего они это делали. Мне казалось, что буквально каждый второй метр линии движения сулил неизбежный киль, а возможная в лучшем случае картина прохождения - это просто хаотичная череда эскимосских переворотов.
    Что касается катамарана, то мы тоже немножко потренировались на этом прогоне - заходы в улова, прострелы уловов и струи, траверсы. Если сравнивать с тем, что обычно бывает в таких случаях, то практически все получается! Испытываю настоящее физическое наслаждение от работы экипажа. Нравится и катамаран - вполне нормально и крутится, и набирает ход. Залезли в пару нехилых бочек - никаких намеков на подкусывание.
     Порог Баррикадный - первый, считающийся из серии супер - мне не показался особенно сложным. На входе горка с большим перепадом, но не особенно крутая и сравнительно малорасходная - большая часть воды просачивается другими путями. После узкой горки сравнительно широкое русло с меньшим уклоном, многочисленными бочками и выступающими береговыми камнями - ничего особенного. При прохождении слива, впрочем, я полностью ушел под воду (сидел слева спереди) и отслеживал поведение катамарана в нижней бочке исключительно по показаниям своего вестибулярного аппарата. Ситуация живо напомнила киль во вторых Кишах, где весь процесс переворота прошел для меня под водой, и я далеко не сразу понял, что мы уже перевернулись. Сейчас, правда, все прошло благополучно. Дальше же случился небольшой казус. Мы толком не договорились, где будем чалиться, - сразу после входной ступени или ниже. Я так настроился на сплав вниз, задние же развернули кат на траверс, но маневр вышел вяловатый и мы не успели выйти на короткое мелководье у п.б. - место для чалки после слива. Дальше начались сплошные бочки, через которые мы валились кормой, не успевая раскрутиться. Навалило на камешек, правый баллон пришлось на всякий случай освободить. Но в целом все было совсем не так плохо и страшно, как можно подумать, читая эти строки.
     Все три каяка полезли в порог без особых колебаний - меня уже это не очень удивляет. Прыг, скок - вроде кругом сплошная пена, должны сидеть по самые уши, но как-то проскальзывают, будто почти не касаясь воды. Сергуня, правда, погарцевал после слива на кормовой свече, крутанулся в таком положении вокруг малой оси, но в общем тоже как-то маловато для мощи порога. Другие говорили, что он переворачивался, - я через глазок камеры ничего такого не заметил.
     Гораздо большее впечатление произвела связка Крутой-Мельница. В нашу воду это, безусловно, один порог, совершенно аналогичный Баррикадному по общему характеру. Крутая, сравнительно узкая горка на входе, образованная большими камнями (Вход в Баррикадный, пор. Крутой) и сравнительно широкая, более длинная и пологая выходная часть с мощными бочками и невысокими локальными сливами (остальная часть Баррикадного, пор. Мельница). Слив Крутого хоть и поположе, но более многоводный и осложнен двумя мощнейшими бочками во всю ширину - одна посредине, а другая внизу. Да и Мельница заметно мощнее соответствующей части Баррикадного. И вот тут каякеры спасовали. Я все-таки к этому моменту еще не видел, насколько им все по фигу, настоящие пороги еще только начались, поэтому воспринял их отказ как слабую надежду, что, может быть, еще как-то удастся спасти мои старые представления о сплаве на лодках. Увы, надежды юношей питают... Это был первый и последний (кроме Селевого) порог, обнесенный всеми каяками. Свой обнос они объяснили примерно так: в первой бочке слива каяк тормозится и сваливается без скорости во вторую, откуда можно выбраться только после отстрела. Дальше человек идет в Мельницу на спасжилете, где целый букет мощнейших непроносных бочек... Я же думаю, будь этот порог где-нибудь после Мясорубки, уж Антоша по крайней мере точно бы его пошел.
     Ну, нам-то на кате все гораздо проще: ломимся в слив, с некоторым трудом пробиваем нижнюю бочку. Меня очень конкретно потащило вверх с баллона и смачно рвануло мной упоры. До киля, впрочем, далеко. Из бочки вышли почти лагом. Говорят, что и в слив мы вошли уже под углом, хотя мне казалось - точно по струе. Ну что ж, кино рассудит. В результате попали не справа от стоящей ниже глыбы, как хотели, а слева. Но это не важно. Зашли за глыбу, чуть передохнули и поехали Мельницу. Слив - бочка, слив - бочка, слив - бочка! Честно говоря, в какой-то момент я на несколько секунд потерял ориентировку, сидящим сзади в этом смысле все-таки легче. В одной из ступенек опять развернуло кормой вперед, сумели раскрутиться далеко не сразу. С вещами, в том числе каякерскими, катамаран все же тяжеловат для такой воды. На каякеров, которые шли Мельницу, порог также произвел впечатление. Сергей Инверович вроде бы ложился, но я не видел как они шли, - стоял на страховке.
     Следующий у нас в списке - Ключевой 1-я ступень. Вот это порог так порог! Настоящее чудовище! Гигантская горка (перепад метров 8 ), примерно посредине небольшая группа небольших (а, скорее, верхушки больших) камней делит горку на две части. Нижняя часть горки сужена с обеих сторон береговыми глыбами-скалами, под левыми - карманы. Главная струя идет справа от центральных камней,  здесь она образует трек с высоким ~2 м продольным водяным гребнем. Вода круто сваливает с гребня в обе стороны - направо - в щель под береговую скалу и налево - в середину реки в улово за центральными камнями. Для катамарана линия движения - в правой части по описанному гребню. Если удастся удержать судно на гребне до самого низа, то все нормально, вправо под скалу с гребня сваливаться ну никак нельзя, если свалиться боком влево - почти гарантированный киль через левый баллон. Шансы усидеть на гребне невелики, киль влево не очень криминален, так как это конец порога, ниже перевернувшемуся экипажу сравнительно удобно чалить катамаран, можно и страховать каяком, а 2-я и 3-я ступени достаточно простые пороги. Слева от центральных камней горка содержит двухметровую водопадную ступеньку, где каякеры высмотрели узкий, почти не вспененный язык. Чтобы попасть в левую часть, нужно было простреливать улово, образованное выступом л.б. Катамаран вряд ли бы смог это сделать, а вот каяк вполне. Язык выстраивал лодку как раз в нужном направлении - на уход от левых карманов. В целом каячная линия движения смотрелась очень логично и вполне допустимо, если бы только не общий устрашающий вид порога. И все же Антон решился. Катамаран стоял на страховке и мы не видели прохождения как следует. Издалека было видно, как в пенной горке очень быстро пару раз мелькнули каска и весло и вот он уже как птица Феникс из пепла возникает внизу и неторопливо подплывает к нам. Мы орем что есть силы, безуспешно пытаясь пробиться сквозь рев реки. Молодец!!!
     А что же катамаран? Видимо такой эмоциональный напряг не укладывался в рамки празднования 25-летия. Лично я в принципе не возражал против прохождения. Не возражал, но не более.
     Участок порогов Капкан - Мясорубка - Камикадзе безусловно самый мрачный в Нижнем ущелье. Это впечатление многократно усиливают таблички на скалах. Знаменитая стоянка Куриная ножка фактически превращена в мемориальное кладбище. Можно конечно понять родственников и друзей погибших, мне и самому, увы, пришлось однажды вешать такую табличку, но, уверен, и в этом смысле правильнее все-таки оставлять берега рек в девственном состоянии. Задача, которую предстоит решать будущим поколениям.
     Внесли традиционную запись в журнал, сохраняемый на этой стоянке. Мы были первой и, скорей всего, судя по срокам нашего похода, последней водной группой в 2003 году на Башкаусе.
     Порог Капкан чисто эмоционально производит впечатление, однако при трезвом рассмотрении лично мне он не показался особенно сложным. Основной элемент порога - это его начало, где реку перегораживает большая гряда камней. В низкую и среднюю воду нормальных проходов в гряде нет, у нас же для прохождения были пригодны центральный и правый сливы. Заходы в сливы простые, высота сливов метра 3.5, внизу достаточно спокойная чаша, позволяющая если и не полноценно страховать катамаран, то частично устранить последствия аварии. Центральный слив прямой, такие обычно называют водопадными, но в действительности угол падения воды в самой крутой части не превышает 30 градусов. Под сливом нет ни сильной бочки, ни противотока. Правый слив немного положе и имеет форму трека. Возможен неопасный контакт с камнями, ограничивающими трек. Как и вышеописанные пороги Башкауса Капкан после короткой и крутой входной части имеет более длинную и пологую выходную. Здесь пара-тройка сужений с невысокими сливами и мощными бочками, впрочем, вполне посильными для нашего катамарана.

     Не знаю, может обстановка повлияла, но старички на катамаране наотрез отказались проходить и этот порог. Праздник грозил перерасти в форменный разврат. Тут уж я не стал молчать, возможно и поэтому других обносов (кроме Селевого) мы больше не делали. Они даже не захотели страховать Антона под основным сливом, а оттащили катамаран в конец порога. Антон сказал свое фе, впрочем его волновал не столько первый слив, сколько котлы в сужениях. Вроде бы в каком-то из них он переворачивался - кат стоял на страховке и прохождения мы не видели. К сожалению, только это я смогу говорить и в дальнейшем о прохождении главных порогов каяками.
     От начала Капкана вещи мы отнесли на Куриную ножку. Таща рюкзаки по тропке между глыбами, любовались с 20 метровой высоты на порог Мясорубка. Мне эта картина живо напомнила Уччатский прорыв и порог Змеевик на Сарыджазе. Мясорубка - порог резко выраженного слаломного типа. Основной вопрос при катамаранном прохождении - уход от навала на Главный Мясорубочный камень. На него валит вся предварительно хорошо разогнавшаяся струя. Треть воды под прямым углом идет влево, две трети - вправо. Правая вода после камня через полуобливные Ножи Мясорубки падает невысоким сливом и почти сразу же попадает в отрицательный карман скал п.б. Для катамарана возможность избежать попадания в карман маловероятна. Левая струя, отклоненная камнем, направлена в берег и на расположенную чуть ниже гряду небольших камней. Между этой грядой и нижним обрезом Главного Мясорубочного камня - чистый проход-слив 1.5 м высоты. Единственно приемлемый левый вариант прохождения состоял из задач ухода от навала сначала на Главный камень, а затем на гряду камней у берега и попадания в слив. Все это мы успешно проделали. У меня была небольшая заминка, когда кат в процессе ухода от первого навала сильнее чем нужно раскрутился о маленькое улово у л.б. Я уже собрался было крутить полный оборот, что было предусмотрено при обсуждении в случае большого разворота, но посмотрел на Леву, висящего на отхвате и тоже продолжил работу вправо. С некоторым трудом, но все же мы успели заправить кат в слив, уйдя от навала на гряду. Далее в Мясорубке, как и в Капкане, пара сужений с бочками, причем последняя настолько нехилая, что мы прощелкали момент включения на уход из основной струи и попали в левую протоку порога Каменный остров, тогда как надо было в правую. Левая протока, во-первых, содержала пренеприятный прижим под скалы л.б., а во-вторых, из нее было проблематично зачалиться перед порогом Камикадзе, где оставались все наши вещи. К счастью, ключевое место левой протоки мы смогли пройти очень удачно, что и позволило нормально зачалиться. Прохождения Антона мы не видели, больше всего ему досталось в последней бочке Мясорубки. Сергуня и Инверович Капкан и Мясорубку обнесли.
     Ниже ущелье Башкауса заметно расширяется, особо выдающихся порогов нет, но этот участок запомнился очень сложным фоном. Почти каждая номерная точка в лоции - мощное и интересное препятствие. Кое-что идем без разведки, но в основном бегло смотрим. Обилие больших мощных бочек, что впрочем не заставляет каякеров тратить много времени на просмотр. Как они ухитряются туда не попадать - мне не понятно.
     Значительно ниже, в локальном сужении ущелья очередной супер порог - Семейный. Высокая мощнейшая горка с расположенными в шахматном порядке котлами. Катамаран прошел даже удачнее, чем ожидалось: в ключевом месте слегка задетая нами бочка оттащила судно немного влево, что позволило избежать неминуемого, казалось бы, попадания в нижний котел. Из каякеров порог шли Торпеда и Сергей Рагимов. Последний, как говорят (мы на страховке), перевернулся в начале горки и большую часть порога прошел вниз головой. Вот перед кем еще хотелось бы снять шляпу! Без малого пятидесятилетний мужик не сдает анализы в санатории и даже не спит, как мы, на баллоне катамарана, а проходит на каяке в высокую воду Башкаус! Пусть меня поправят, но в России по-моему больше таких нет! Маленький эпизод.
Каякеры уже до того оборзели, что прут по главной струе через все бочки прямо за катамараном. Очередной безымянный порог смотреть никто не хочет. Один Палыч идет вперед, да через какое-то время я и Сергуня высовываем носы чуть ниже места чалки. Видим ох-ю бочку через треть реки. Сергуня возвращается, подошедший Палыч с легким возмущением читает мне нотацию на тему: "Почему мы не ходим смотреть пороги?" В этот момент сверху показываются две лодки, первым идет Антон. Позже он говорил мне, что заметил бочку в последний момент и сделать ничего уже не мог. Со стороны же это выглядело примерно так: он лениво сплавляется вниз по течению, смотрит на эту бочку, мысленно чешет репу - Объехать, что ли? Но объезжать лень, легкая отмашка рукой - Ну и хрен с ней. Неторопливо валится через перегиб слива, затем единственное, короткое и точное, словно удар клинка, движение веслом и он уже за бочкой, как по волшебству. Рагимов на своей пузатой коротенькой лодчонке похож на жука-плавунца. Он падает в бочку, без устали и одновременно как-то очень деловито сучит лапками - все выше, выше, вот вот вылезет. Но нет, его стаскивает вниз под слив и он вынужден встать на опору. Еще одна попытка вылезти кормой вперед - опять неудача. Снова встает на опору, разгоняется вдоль бочки и пытается выскочить из нее с краю - чуть-чуть не хватает, его возвращает опять в центр. Тогда он встает на кормовую свечу, переворачивается, его выносит из бочки, он ставит лодку, тут же наезжает сверху на расположенный ниже бочки камень, делает непроизвольный картвилл и секундой позже из-за камня весело машет нам с Палычем. Подозреваю, что у многих читателей этого текста сутки бы тряслись руки после подобных маневров.
     Нам на катамаране, в отличие от каякеров, прошедших его на ура, запомнился порог Упрямый. Довольно широкое, не очень крутое русло с отдельными камнями, множеством небольших сливов, мощных бочек и валов. Вроде бы ничего особенного. Но здесь мы впервые попали в бочечку, которая нас не только развернула, но и остановила, а потом начала подсасывать. В первую долю секунды после разворота, оказавшись за бочкой, я уже было собрался делать гребок вперед для выполнения стандартного маневра "Выход из улова на струю." Но в следующий миг почувствовал, что надо спасаться бегством, - эта пасть уже начинает нас глотать. Что есть силы уперся гребком назад. Посмотреть, что делают другие, времени не было, думаю, они тоже почувствовали опасность и отгребались. Оторваться от бочки нам удалось, но оставшуюся часть порога прошли кормой вперед.
     Единственный же по-настоящему острый для катамарана момент случился у нас в одном из последних порогов реки - Тесном. Река здесь довольно сильно сжата. Л.б. - стена, правый - крупные камни. В начале порога пара бочек, затем справа слив через обливную плиту, ниже камень в центре русла делит реку на правый и левый проходы. Правый спокойный, а слева довольно высокий и узкий слив под слабо отрицательную стену. Чуть ниже еще один камень в центре реки, с похожими по характеру правым и левым проходами. Порог мощный, но вроде бы не очень сложный. Ключ прохождения - прыжок с обливной правой плиты и уход в правый проход. Поехали, разогнались. Успешно заходим на правую плиту, прыгаем с нее. Ожидаю, что катамаран сейчас начнет поворачивать вправо, но, к моему изумлению, этого не происходит, на мой дуговой гребок вправо он практически не реагирует. Мы врезаемся в центральную глыбу. Отпихиваюсь от нее, нос ката поворачивает влево. Судорожно стараюсь остановить этот поворот. Внезапно нос поднимается в воздух и поворачивается. О чудо! Теперь он смотрит туда, куда надо - прямо в правый проход. Осталось сделать пару гребков... Делаю один гребок, второй. Но вместо того, чтобы двигаться вперед, катамаран вдруг резко поехал назад кормой. И вот уже мы почти лагом нависаем над левым сливом. Последним движением стараюсь раскрутить его носом вниз. Успели! Катамаран не застрял в сливе, протерся по стене, но вписался в проход. Отсюда дорога одна - в следующий левый слив. Там навал на стену сильнее, мчась на нее под углом, я на расстоянии ловлю ее веслом и стараюсь смягчить удар. Скрежет металла и пластика по камню! Вроде бы это удалось, мы сравнительно безболезненно пролезли и через эту щель. Разворачиваемся к берегу, тут только слышу крик Поляева - Ловим Палыча! Шарю глазами по реке и вижу его неторопливо плывущим по сравнительно спокойной правой части выше нас. Заходим за камень у берега, к нему через несколько секунд прибивает и Палыча. Вроде бы все нормально. Делимся впечатлениями. У Палыча вообще-то болело колено - травмировал еще до похода при игре в футбол, - поэтому в упор больной ногой он залезал довольно условно. При прыжке с обливной плиты он и выпал с катамарана. Я думаю, что не повернули вправо мы именно поэтому, его роль правого заднего здесь была решающей. Что интересно, он, в отличие от катамарана, попал в правый проход. История эта, впрочем, окончилась не совсем безобидно. Позже оказалось, что Папуш сломал себе ребро.
     Прохождение каякеров, мы, как всегда, не видели. Рагимов перевернулся в верхней бочке. После Тесного Калибр как-то не произвел впечатления, да и никакого калибра в нашу воду там не было - достаточно широкая горка типичной шиверы с прижимом в конце. Потом еще несколько порожков и озеро перед Селевым.
     Селевой - это крутая (уклон примерно как в Ключевом-1) и высокая (~15 м перепад) горка. Русло сравнительно широкое, по-видимому значительная часть воды идет где-то в толще каменной массы, поэтому даже при нашем уровне многие камни в русле едва прикрыты водой. Есть сравнительно крупные надводные камни. Кое-где из русла вертикально торчат бревна. Крупных котлов практически нет из-за тонкого слоя текущей воды. Катамаран в пороге, во-первых, неминуемо будет задевать подводные камни, что, по опыту предыдущих групп, чревато разрывом баллонов, и из-за этого контакта с камнями и большого уклона будет практически неуправляем. Но вообще-то с горки можно съехать, вот только внизу оказаться могут одни только уши... Что же касается каяков... Нет, спрашивайте у них, я ничего не смыслю в каячном сплаве.
     Последний порог реки - ниже Селевого - порадовал нас трехметровым валиком, - пожалуй, самым высоким из всех виденных выше. А последний день похода - безоблачной теплой погодой. И все-таки эта река останется в моей памяти с каким-то осенним оттенком. Серое небо, темно зеленая, местами почти черная вода с яркими белыми вкраплениями. Невысокие (привык к Средней Азии и Кавказу) и даже не мрачные, а тоже какие-то серые склоны ущелья с многочисленными нитями водопадов. Река очень интересна в техническом плане, по крайней мере в нашу воду. Не уверен, что со мной согласятся наши каякеры, для катамарана же, думаю, это был лучший уровень. При меньшей воде было бы не так интересно. Еще одна отличительная черта этого похода для меня - удивительное спокойствие. Известны все препятствия, известны все места стоянок. Идя в порог с таким экипажем, я был полностью уверен в наших силах и практически не испытывал того тоскливо щемящего чувства сосания под ложечкой, которое знакомо всем ходившим сложные для себя препятствия, и которое было непременным атрибутом других моих шестерочных походов.
     В первый вечер нашего путешествия с места ночевки под Усть-Улаганом мы по спутниковому телефону заказали к мосту перед устьем Башкауса машину к 16 часам. Последние несколько километров гребли в хорошем тренировочном темпе, стремясь успеть к назначенному сроку. По моим часам опоздали на 43 секунды.