">
туризм - WhiteWater.ru конференцияe-mailна главную WW.ru
родео слалом туризм рафтинг снаряжение разное SHOP
 
байдарки | катамараны
  туризм - WhiteWater.ru  
   главная  >>  туризм  >>  реки  >>  средняя азия
RIVER_NAME, ...
RIVER_NAME, ...
Автор: Алексей Григорьев, г. Москва   сентябрь 1996

Ойгаинг и Пскем 1996

Специфика рода деятельности фирмы "МАГРИП" позволяет ее работникам отваливать в заслуженный отпуск лишь только осенью, по окончанию сезонного спроса на средства сплава. Поэтому выбор маршрута для похода на, традиционных для нас, рафтах резко ограничивается. В прошлом году по рекомендации Николая Дерикочмы мы в октябре сплавились по кавказской Белой, а в этом году в качестве региона решили выбрать Среднюю Азию. Большую помощь в подборе рек оказали нам Юра Подъяпольский и Саша Давыдов, которые имеют огромный опыт сплава по среднеазиатским рекам. В конце концов мы определили нитку маршрута: р. Пскем - волок вдоль р. Коксу через перевал Алям - р. Чаткал. Очень кстати к нам на фирму заглянул Сергей Лагода, ставший в 1988 году чемпионом с походом по Тянь-Шаню, в который входила, в качестве составляющей, выбранная нами нитка. Он развернуто (в ненормативной лексике) прокомментировал свою лоцию, которую мы избрали в качестве базовой (к сожалению, она нам мало помогла из-за большой разницы в условиях сплава и произошедших с того времени природных катаклизмов).

Просмотрев имеющийся у нас видеоматериал по Пскему, мы специально для этого маршрута изготовили рафт-четверку, форма корпуса которого обеспечила повышенную маневренностью в захламленном камнями русле и всплытие после крутых водопадных сливов. Высокая дневная температура и почти постоянное солнце наложили жесткое требование к защите баллонов от перегрева. Мы использовали серебристую светоотражающую ткань для верхних деталей бортов, что оправдало себя на все сто процентов.

Перед самым отъездом обстоятельства сократили состав нашей предполагаемой команды с двенадцати человек до восьми, причем один из нас находился в это время где-то в районе солнечной Ферганы, отдыхая там после сплава по Нарыну. Пришлось срочно пересматривать маршрут, так как восемь человек и два судна (рафты) - довольно критическая комбинация.

Стараясь относиться к походам как к продолжению своей профессиональной деятельности, мы ставим в качестве одной из важнейших задач путешествия - эффективную видео- и фотосъемку. В нашем деле - производстве средств сплава - яркое видео или фото порой убедительней для клиента, чем сотня слов.

Таким образом мы практически лишались возможности страховки с воды на сложных участках, да еще соотношение опытных водников к новичкам в команде резко снизилось. Билеты и продукты были уже куплены, человек ждал нас в Ташкенте - отступать было поздно. Решили скорректировать маршрут: добавили Ойгаинг и отказались от Чаткала. Связавшись с Максимом Супруновым (видеопленку которого мы выучили наизусть), выяснили заброску на Ойгаинг. Он порекомендовал нам ташкентскую фирму AST (директор Шеламонов Алексей Вячеславович, тел.(3712)559123), которая освоила заброску московских групп на Пскем и Ойгаинг.

Небольшой прокол произошел с лоцией. Как я упоминал выше, мы использовали лоцию С. Лагоды, а в ней не было описания сплава по Ойгаингу. Послали двоих ребят в библиотеку центрального клуба, где они прочитали три лоции, не сделав, однако, никаких записей. И на следующий день гордо сообщили нам, что там все просто - сплошной просмотр и местами обнос. Когда мы стали расспрашивать про конкретные ориентиры чалок для просмотров, они недоуменно посмотрели друг на друга и развели руками - какая разница. Пришлось послать их повторно, но библиотека "удачно" закрылась аккурат до самого нашего отъезда.

Итак, на маршрут мы отправились ввосьмером, к семи работникам фирмы "МАГРИП" добавился еще один фанатичный рафтер Миша Воскресенский, ожидающий нас в Ташкенте. Пройдя на рафте маршрут по Малому Нарыну и Нарыну в Киргизии, он отправил свою команду в Москву и остался, чтобы доукомплектовать собой экипаж нашего второго рафта.

В экипаж первого рафта, кроме автора этих строк, вошли Сергей Штовба, Сергей Турпак "Дон" и Лена Кобецкая. Этим составом мы выступаем на всех соревнованиях по рафтингу, поэтому научились понимать друг друга с полуслова. Во второй экипаж вошли наш штатный фотограф Сергей Буткевич, Виталик Силецкий "Граф" и Рома Ермаков. Ребята тоже плавали вместе, но опыта у них, конечно, поменьше.

Немного о снаряжении. У всех (кроме Ромы) "мокрая" гидра, шлемы фирм Hiko или Prijon. Спасжилеты и защитная одежда изготовлена в "МАГРИПе". Весла от Константина Подъяпольского (из одиннадцати сломались два). Палатки Space plus от "Хоботова" (Андрей Мигунов, "Хоббит и Co"). Рафты собственного производства, причем второй, серийный модели 595, плавает уже не первый сезон. В качестве раций использовались две отечественные станции.

Опустим описание трех дней пути в поезде Москва-Ташкент и дороги от Ташкента в долину Ойгаинга, так как наблюдения современной жизни независимых ныне государств бывшего Союза выйдут за рамки этой статьи.

На заброске мы совершили обидный промах. Оценив уровень воды как низкий, мы поддались на уговоры водителя, который забросил вверх с недельными интервалами питерских "тритонов" и еще одну московскую группу. По его словам, воды наверху совсем мало, и питерцам пришлось совершить огромное количество обносов на участке выше пасеки у впадения Бештора. Поэтому москвичи, встретившие "тритонов" на заброске, начали свой сплав от пасеки, куда он доставил и нас. Обида же в том, что имея возможность пообщаться с московской командой (заметив их суда на Пскеме), мы повторили их ошибку. А ребята, потратив пару дней, не поленились, вооружившись видеокамерой, совершить разведку участка выше Бештора, обнаружив вполне реальные для прохождения участки.

Итак, надуваем рафты, упаковываем в гермоупаковки вещи и продукты и стартуем...

С утра перенесли вещи ниже впадения притока, решив начать сплав налегке, чтобы привыкнуть к реке. С первых секунд сплава мы поняли, что не ошиблись в пропорциях нового рафта - настолько послушно он заскользил по почти слаломной трассе сплава. Но стоило загрузить вещи, как буквально в следующем пороге мы, вылетев на камень, перевернулись. Втроем нам удалось быстро зачалить перевернутый рафт, а вот Штовбе пришлось испытать "удовольствие" почти полукилометрового самосплава по порогам, пока поток не выбросил его на каменистую отмель. Этот случай моментально заставил нас собраться и настроил на серьезную работу с рекой (иногда даже больше чем требовалось).

Продолжив сплав на следующий день, мы быстро дошли до завального участка, который начинался на левом повороте реки. Правый берег здесь отвесная сыпуха, а вдоль левого обнажена, просматриваемая метров на сто, полка. Мы зачалились для просмотра на правый берег и сразу определили ряд габаритных непроходов на завальном участке. Проводить дальнейший просмотр с правого берега оказалось невозможным, поэтому нам необходимо было решить - сразу выбираться наверх и начинать обнос по правому берегу (как рекомендовано лоциями) или перечаливаться на левый берег и проводить полный просмотр препятствия, с последующим принятием решения о тактике прохождения завала.

На перечалке сказались последствия вчерашней аварии - перестраховавшись, второй рафт перечаливался на спасконце.

Оставив часть команды около рафтов, втроем отправились на просмотр завала. Мы нашли тропу для обноса вещей по левому берегу, наметили траекторию проводки рафтов вдоль левой береговой полки, а самое главное - обнаружили, что можем продолжить сплав сразу за двухсотметровым участком габаритных непроходов, в случае же традиционного обноса по правому берегу мы оказались бы, как минимум, на километр ниже. Наметив место базового лагеря (ниже острова), мы вернулись к судам и до сумерек успели перенести вещи в лагерь.

На следующий день, после завтрака, опять втроем (со Штовбой и Ромой) обследовали препятствия на пару километров ниже по течению. Прохождение практически не вызывало сомнения, и мы удовлетворенные вернулись в лагерь. Но предстояло еще провести наши рафты через завал и сплавиться до лагеря.

При проводке наш экипаж выбрал путь по береговой полке, при первой же возможности мы сбрасывали рафт в воду, и на спасконцах спускали его по сливам. Времени нами было затрачено побольше, чем вторым экипажем, который воспользовался тропой для обноса вещей. Когда мы добрались до начала сплава, ребята уже ждали нас.

Здесь рафт сыграл с ними коварную шутку. Дожидаясь нас, Рома дал указание стравить из баллонов воздух (судно быстро нагревалось на солнце), что и было моментально исполнено. А когда пришла очередь стартовать, рафт надули и сбросили в воду. Быстро усевшись по местам, ребята оттолкнулись от берега и начали сплав. Воздух в камерах быстро остыл, и рафт, потеряв жесткость, начал изгибаться по поверхности валов. Растерявшись, потеряв управление, наш второй экипаж пролетел мимо чалки и, кормой вперед ушел в маловодную левую протоку. Этот случай произвел на всех такое сильное впечатление, что дальнейший сплав решили отложить до следующего дня.

Довольно успешно прошли пороги ниже завала и встали на ночевку в начале урочища Сарыджаяк.

Вечером со Штовбой, почти бегом, просмотрели реку ниже, обнаружили, что все препятствия идутся сходу, и вернулись в лагерь почти в темноте. Утром, как ожидалось, быстро пролетели последние шиверы Ойгаинга и, сцепив бортами рафты, миновали впадение слева Чаралмы, а справа бурного Майдантала. Теперь мы плывем по Пскему.

Через километров двенадцать каньон "Штольня" - препятствие шестой категории сложности, а перед ним несколько серьезных порогов. Река течет в глубоком довольно живописном ущелье, яркая зелень растительности по склонам которого резко контрастирует со снежными шапками, открывающихся на поворотах вершин.

Пороги проходим после беглых просмотров. Сплав складывается сегодня удачно - у всей команды хорошее настроение.

Ощущение того, что каждый гребок приближает тебя к самому интересному и опасному препятствию на Пскеме, приятно холодит грудь и включает какое-то "шестое" дополнительное чувство, позволяющее вовремя зачалится перед левым поворотом, угадав в резко ринувшихся вверх берегах начало каньона. Не ответив толком на недоуменные вопросы ребят, о причинах столь резкой чалки уходим на просмотр по правому берегу, Штовба с Ромой - низом, по береговой полке, а я - верхом.

Тропа выводит меня все выше и выше, и я оказываюсь примерно в двадцати метрах над ребятами. Смотрю, как они карабкаются по береговым камням, и почти бегом опережаю их по краю плато. Конца каньона не видно, мест для чалок очень мало, берега - почти отвесные скалы, местами перерезанные сыпухами. Поток мечется среди огромного количества камней, от одного берега к другому. Но, тем не менее, плыть можно, если, конечно, умудриться запомнить траекторию движения.

Кричу ребятам, чтобы возвращались к месту чалки, для предварительного просмотра информации достаточно.

Утром, опять втроем, двигаясь по береговой полке, просмотрели и даже зарисовали ряд ключевых мест каньона до впадения притока Талыксай. В местах, где полка прерывалась, приходилось делать очень неприятные траверсы по сыпухам. Ниже притока начинался самый напряженный участок, на котором любая ошибка влекла за собой практически однозначное прохождение самосплавом "ключевого места" - отвратительного, заваленного огромными камнями, водопадного участка.

Наметив места береговой страховки, вернулись в лагерь. Ничего более эффективного, чем береговая страховка с двумя "морковками", мы обеспечить не могли. Степень риска при прохождении первого судна была высока. Но, тем не менее, в намеченное время мы стартовали. Весь участок до "ключевого места" мы разбили на три этапа.

Сразу почувствовали мощь потока, невзрачные с берега бочки резко тормозили и сбрасывали рафт с намеченной траектории. На первой чалке вышли на связь с Ромой, которы находился на плато над нами с видиокамерой. Он попросил минут пятнадцать на смену точки и мы, воспользовавшись паузой, организовали короткий просмотр второго участка.

Его кульминацией был "грязный" каменистый слив под правым берегом. Перед ним, использовав очередную бочку, нам удалось погасить скорость и аккуратно протиснуться через гряду в достаточно узкие ворота.

Перед третьим этапом я заметил в действиях Штовбы некоторуя нервозность. Он метался взглядом по ориентирам, но траектории сплава не видел. Не смотря на его многолетний опыт водных походов, запоминать столь продолжительную, насыщенную препятствиями, трассу ему не приходилось, и он просто растерялся.

Пришлось взять на себя функции лоцмана и на ходу объяснять Штовбе траекторию сплава, что привело к запаздыванию предварительных маневров, и дважды рафт ставило практически на ребро, наваливая на камни. Наученные горьким опытом первого переворота, мы боролись до последней секунды, и в обоих случаях, не только устраняли критический крен, но и возвращали судно на намеченную траекторию.

Вот, наконец, последний поворот, и справа размахивает руками наша береговая страховка. Траверсируем, уходя от водяной горы, последний перед водопадом слив и зачаливаемся точно в намеченном месте. На весь сплав мы затратили почти целый час.

"Штольня" - весьма серьезное препятствие, требующее постоянного внимания. За неделю до нас московская группа на двух больших четырехместных катамаранах пошла каньон после короткого беглого просмотра, что привело к практически аварийной ситуации. Место намеченной чалки перед водопадом они проскочили, и головной катамаран угодил в водопад. К счастью, беда в это время занималась кем-то другим.

Учитывая уровень подготовки второго экипажа, я запретил ему сплав на участке до водопада, и мы обнесли их рафт ниже. На подготовку к прохождению второй половины каньона у нас ушел целый день.

Моросил дождик, отсутствие изнуряющей жары облегчало работу по переносу лагеря в конец каньона, спуск одного рафта к воде и проводку другого берегом водопада. На следующее утро дождь, как по команде, прекратился, выглянуло солнце, осветив побелевшие вершины. Покинув лагерь, мы отправились к, оставленным у воды, рафтам.

Первый экипаж легко и непринужденно проехал вторую половину каньона и встал на страховку внизу. Нашей единственной потерей стало сломанное весло. Со вторым экипажем "Штольня" обошлась довольно круто. Они довольно удачно начали сплав, но уже через десять секунд зазевались на маневре, и рафт довольно легко опрокинулся. Ребята дружно посыпались в воду. Две трети сплава им удавалось держаться вместе около судна, но потом поток, оторвав от леера Рому и Графа, раскидал экипаж по всей ширине русла. Спасательная операция усложнялась тем, что мы со Штовбой, осуществляя видео и фотосъемку находились довольно далеко от своего судна и береговой страховки. Я продолжал снимать на видео, наблюдая через объектив камеры как, Дон с Ленкой, и то только со второй попытки, спасают Графа, а Рома стремительно скрывается за поворотом.

Когда мы, наконец, собрались вчетвером, аварийный рафт уже удачно застрял на камнях, с ним рядом в воде суетился Михаил, а Сергею Буткевичу и Роме удалось самим выбраться на противоположный берег. Ребята отделались потерей одного весла и многочисленными синяками, но от больших повреждений их спасло защитное снаряжение.

И, если, еще день назад, в группе были сомнения в оправданности запрета на прохождение вторым экипажем участка до ключевого места, "Штольня" сама указала каждому свое место.

На следующее утро, погрузив на рафты снаряжение, мы продолжили сплав. Быстро преодалели шиверистый участок до Анаульгенсайского каскада. Вторая ступень каскада представляла собой нагромождение гигантского размера глыб, которые образовали в потоке несколько малогабаритных ворот.

Проскользнув в траверсе первые ворота, наш рафта завис в тени камня перед вторыми. Наверное, минуту мы со Штовбой пытались оценить ширину ворот, и, так не решившись направить в них рафт, ушли к правому берегу, и продолжили сплав перетащив рафт через каменную плиту. Второй экипаж, пытаясь прострелить на скорости первые ворота, влетел лагом во вторые, заклинившись в них. Расположившись для видеосьемки и страховки на скалах левого берега мы безучастно наблюдали факт их волшебного просачивания в ворота. Воистину после вчерашних приключений в "Штольне" сегодня судьба им благоволила.

После Анаульгенсая я запутался в лоции. Привязаться к карте удалось после преодаления нескольких порогов, в том числе довольно характерных, "Глыб". Начало Пскемского прорыва проходим с перечалками от улова к улову.

Встаем на ночевку на рекомендованой лоцией Лагоды стоянку под поселком Пскем. Наша группа "паблик рилейшн", состоящая из Ромы и Графа, отправляется знакомится с "местными достопримечательностями", вооружившись обменным фондом медикаментов, финансами и рацией.

Возврашаются они уже в кромешной темноте, заметно пошатываясь. В Пскеме на завтра назначена свадьба, поэтому местное население находится в радостном возбуждении, которое "передалось" и Роме с Графом.

Выяснилось, что жители отдаленных районов абсолютно равнодушны к российским и американским денежным знакам, а в магазине продают товар только за местные сумы, и все, что ребята принесли в лагерь, им удалось выменять на лекарства.

Окончание Пскемского прорыва прошли легко и запомнились лишь интересными проявлениями береговой эрозии. На фоне которых мы с удовольствием сфотографировались. Здесь же был обнаружен и фотодокументирован страшный паук каракурт.

Следующее интересное препятствие начинается на левом повороте русла - первый водопадный порог Тепарсайского каскада. Преодалеваем после тщательного просмотра и расстановки береговой страховки. Во вторую ступень буквально просачиваемся в через левые ворота, оставляя центральный обливной камень по правому борту.

Обнос после долгих раздумий захода в Тепарсайский завал - слишком высока вероятность оказаться с сильным креном в узкой и ужасающе шершавой конгломератной щели, сразу за основным сливом. Спускаем рафты ниже щели и проходим вторую часть Тепарсайского завала. Останавливаемся на стоянку сразу за впадением Тепарсая, напротив гремящего камнями в глубокой расщелине левого берега живописного водопада.

На шиверах низовий Пскем заметно замедляется и выполаживается. Все препятствия проходим сходу без предварительных просмотров. Очень интересен последний на Пскеме каньон, абсолютно отвесные скалы с ниспадающими водопадами притоками. Береговые полки отсутствуют даже в малую воду.

Начинаем выбирать место ночевки и, наконец, останавливаемся на песчаных дюнах левого берега. Штовба в некотором недоумении спрашивает о высоте виноградного дерева, я не сразу понимаю его вопрос. И лишь заметив увитый лозой с гигантскими виноградными гроздьями грецкий орех, нахожу слова для формулировки правильного ответа.

На следующий день, примерно за час, догребаем по стоячей воде против встречного ветра до поселка Нанай. Останавливаемся в заброшенном колхозном саду выше левого притока Аксарсай. Сплав закончен. Подходят местные жители, отдаем им все остатки болеутоляющих и жаропонижающих таблеток. Здесь это страшный дефицит. В знак благодарности они возвращаются с фруктами и, что приятно, овощами, по которым мы за время похода успели соскучиться.

Добраться от Наная до Ташкента не составляет сложности. И ночью мы уже в ожидании поезда на Москву на Ташкентском северном.